ПОДПИСАТЬСЯ ВАША ИСТОРИЯ
Борьба с контрафактом
в сельхозмашиностроении

По оценкам экспертов, сегодня на российском рынке сельхозмашиностроения доля нелегального производства, некачественной техники и комплектующих достигает 30%. От произведенных в «гаражных» условиях техники и запасных частей страдают и аграрии, и добросовестные машиностроители. Возможные пути решения этой проблемы и предпринимаемые меры по борьбе с фальсификатом участники рынка обсудили на публичных слушаниях «Самоходный фальсификат: как убрать с агрорынка опасную технику» в рамках Российского Агротехнического форума.
Публичные
слушания
«Самоходный фальсификат:
как убрать
с агрорынка
опасную технику»
На открытии Российского Агротехнического форума в рамках выставки AGROSALON в Москве Росстандарт и Ассоциация «Росспецмаш» подписали Соглашение о взаимодействии в рамках борьбы с оборотом фальсификата на российском рынке агротехники.
— Почему контрафактная продукция пользуется спросом на отечественном рынке?
Елена Анисимова
управляющая СПК «Луч» (Ярославская область)
— В сельском хозяйстве огромную роль играет сезонный фактор. Если нарушается производственный цикл, то результат труда может оказаться значительно ниже ожидаемого. Поэтому нужно, чтобы техника работала без простоев в течение всего сезона. Устранять возможные неисправности необходимо в кратчайшие сроки. А это получается далеко не всегда. Приведу пример. Мы занимаемся заготовкой кормов, выращиваем сельскохозяйственных культур. Приобрели новый трактор. В июле он сломался. Заказали оригинальную запчасть и ждали две недели. Простаивает техника, не заготавливаются корма, соответственно мы не дополучаем продукцию.

В основном в небольших городах, как у нас в Александрове, продавцы запчастей —небольшие предприниматели. Запчасти они привозят в основном китайские, потому что они дешевле. Хранить дорогие запчасти на складе с риском, что они могут и не понадобиться, для них нерентабельно, практически невозможно. Они говорят: «Под заказ мы вам доставим, доставка две-три недели».

При этом мы понимаем, что контрафакт, некачественные запчасти — это тоже риск новой поломки и простоя техники. Кроме того, нужно ждать, пока выпишут счет, пока его оплатят, и только после оплаты запускается процесс поставки.

Получается, что надо как-то на государственном уровне решать вопрос обеспечения запчастями всех регионов, как-то ускорить процесс поставки, потому что это очень большая проблема.
Владимир Боглаев
генеральный директор Череповецкого литейно-механического завода
— По поводу запасных частей я согласен. Могу дополнить, что поставляется контрафакт не только из Китая, но и из Украины. Сегодня украинский контрафакт более дешевый и менее качественный, чем китайский. А к сельскохозяйственным регионам юга России Украина ближе. И при всей сложности отношений между нашими странами поставки осуществляются в довольно больших объемах.

Я согласен с тем, что вопрос обеспечения качественными оригинальными запчастями является сложным. Но в данной ситуации я бы хотел обозначить следующий момент: мы производственное предприятие, которое работает, как и все выжившие предприятия в России, в достаточно тяжелых финансовых условиях, под жестким контролем банков. Сегодня наши проекты, которые финансирует Сбербанк, редко допускают ковенанты, превышающие срок оборачиваемости финансовых средств более 120 дней. Но мы продаем не туалетную бумагу, а сложные и довольно дорогие запчасти к сельхозтехнике. Как нам вписаться в эти рамки?

А если создавать запас оригинальных запасных частей, которые в сезон должны в большом количестве находиться в шаговой доступности от покупателя? И нам говорят —не мешало бы больше. Мы согласны, не мешало бы больше запасных частей иметь в сезон на полях, но вопрос —а кто профинансирует такую заморозку оборотных средств? Откуда эти деньги взять?
— Можно ли каким-то образом контролировать качество «аналоговых» запчастей, если в ближайшей перспективе вопрос с формированием запасов на складах в регионах решить невозможно? В чем состоит основная опасность контрафактной техники для сельхозпроизводителей и для сельхозмашиностроителей?
Владимир Боглаев
генеральный директор Череповецкого литейно-механического завода
(фото: partyadela.ru)
— Неслучайно у нас в России сегодня существует программа продовольственной безопасности страны. Это принципиально важный, особенно в нынешнее время, вопрос, который решают в том числе и производители сельхозтехники в России. Вопрос не только в том, качественные или некачественные запасные части используются при производстве техники, но и в том, насколько вообще мы контролируем технологии и компетенции в том или ином виде продукта, в т. ч. сельхозтехнике и спецтехнике.

На мой взгляд, когда мы допускаем на рынок нашей страны дешевые варианты как запасных частей, так и техники, не получая взамен компетенции, мы, безусловно, находимся в зависимости от тех стран, многие из которых могут в любой момент усилить санкционное давление на нашу экономику, ограничить или вообще прекратить поставки. Вопрос продовольственной безопасности и говорит о том, что такой час «Х» может наступить, и нам надо быть готовыми к тому, что нас реально могут ограничить в поступлении технологий.

Хочу ознакомить в том числе и наш департамент сельскохозяйственного и спецмашиностроения Минпромторга с неоднозначной ситуацией. Мы видим, что сегодня, чтобы быть производителем, скажем, трактора, совершенно не обязательно быть производственным подразделением или предприятием. Достаточно ввести один таркторокомплект или трактор, повесить на него шильду и сертифицировать под этим видом до 19 (обратите внимание!) моделей тракторов.

Сам трактор, действительно, отправляется на проверку, проходит тестирование, подтверждается, что он рабочий. Но вопрос в том, кто его будет производить в итоге? Предприятие за границей, или все-таки здесь? Я считаю, что когда мы начинаем лицензировать спецтехнику или сельхозтехнику, надо начинать не с сертифицирования техники, а производства. Если производство в принципе не может быть сертифицировано, мы понимаем, что на нем не может быть произведен качественный продукт. Или это будет продукт, который декларируется как российский, но таковым не является. И значит, нельзя выдавать сертификат на производство российского изделия. Любая сертификация техники должна начинаться с сертификации производства. Без этого все остальные меры будет лишь пожеланиями. А уже по сертификации производства можно разрешать сертифицировать продукт.
Евгений Горелый
генеральный директор тракторного завода ДСТ «Урал» (Челябинская область)
— Согласно требованиям технологического регламента, проверяющий орган, сертификационный центр, обязан проверить возможность производства. Это записано в законе. Сейчас эта функция, благодаря постановлению № 719, принадлежит Торгово-промышленной палате, которая вообще не знает, что делать. Приходит инспектор, которого водят за руку и поясняют, что делает тот или иной станок. Я могу показать, как делается космический корабль или трактор, это не проблема. Могу и такую лицензию получить.
Андрей Печеркин
директор по внешним связям и взаимодействию с органами государственной власти Челябинского тракторного завода «УралТрак»
— Сегодня у нас появилось огромное количество организаций, которые в «гаражных» условиях восстанавливали технику. Каким образом? Покупается по минимальной цене рама, пескоструится, грунтуется и обвязывается уже узлами: или новыми, или восстановленными. В зависимости от того, какую машину вы хотите увидеть по цене. Хотите дешевую —больше дешевых комплектующих, хотите более новую, будет больше новых комплектующих. Проблема в том, что такая техника и ее производитель получают сертификат. Он выдается на новую технику, не на восстановленную. Все регламенты от этого отталкиваются. И наше предприятие, и коллеги из других компаний на это неоднократно обращали внимание Росстандарта, с просьбой провести контроль всех технических регламентов над подобной деятельностью. Нам подобная деятельность причиняет существенный ущерб. Порядка 15 организаций, которые постоянно меняют наименования и места регистрации, выпускают порядка 150 машин.
Алексей Швейцов
коммерческий директор Ростсельмаш
(фото: http://www.nvgazeta.ru)
— В первую очередь сельхозпроизводители страдают от отсутствия гарантий. Ростсельмаш на те же запасные части, закупаемые у официальных дилеров, предоставляет гарантию не менее шести месяцев, этого вполне хватает на целый сезон.

Приведу маленький пример. Стоимость вариатора барабана производства нашего завода —53 тыс. рублей. Фальсификат обошелся клиенту на 7 тыс. дешевле. Почему мы знаем об этом случае: нас вызвал сельхозтоваропроизводитель (наш клиент), который приобрел нашу технику, и после использования контрафактного вариатора через два часа возникла необходимость менять еще и валы барабанов. Общий итог —106 тыс. рублей на ремонт.

Кроме аграриев, страдают машиностроители, которые несут убытки. Мы реализовываем запасных частей на постгарантийном обеспечении больше чем на 5 млрд рублей. Весь рынок запчастей на технику нашего производства составляет около 9 млрд, таким образом, мы понимаем, сколько недополучаем из-за того, что не можем поставить запасные части.

95 наших сервисных центров могут полностью обеспечить оригинальными запасными частями всю технику на постгарантийном обеспечении, уже не говоря о гарантийном. Кроме производителя и потребителя, страдает и государство от недополученных налогов. Только в Ростовской области действует порядка 200 предприятий (это наша независимая оценка), которые сложно назвать предприятиями. Это «гаражные» небольшие «заводики», которые производят реальный фальсификат, даже не по чертежам Ростсельмаш, практически вручную. Налоги не платятся, поэтому и недорогая продукция.

Мы на всех своих запчастях обязательно ставим брендовые знаки и разрушаемые этикетки. Мы делаем это для борьбы с контрафактом. И сейчас в числе требований ко всем продавцам запасных частей, дилерским центрам —обязательно во всех инвойсах указывать, что их произвел Ростсельмаш. Клиент понимает, что он покупает оригинальные запасные части. Все остальное является реальным фальсификатом. За пять лет подобных действий мы нарастили долю рынка до 65% именно оригинальных запасных частей.
— Можно ли одновременно защитить инвестиции добросовестных производителей и повысить окупаемость в отрасли?
Евгений Корчевой
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и дорожного машиностроения Минпромторга
(фото: minpromtorg.gov.ru)
— Правительством в прошлом году утверждена стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения до 2030 года. В ней четко определены приоритеты и цели развития и методы господдержки. Поставлены достаточно амбициозные цели —фиксировано обеспечить рост производства сельхозтехники не меньше, чем 15% в год. Мы хотим довести долю нашей техники на внутреннем рынке не менее чем до 80%. И половину всей техники внутреннего объема рынка направлять на экспорт. Запланированы меры поддержки в части НИР и ОКР для создания новых машин. По инструменту постановления Правительства 1312 мы уже сегодня ведем 12 проектов, субсидируем на общую сумму 750 млн рублей. В этом году одобрили еще 8 новых проектов на сумму субсидий 430 млн рублей.

Мы вместе с Минсельхозом, начиная с 2013 года, реализуем такую меру поддержки, как субсидирование скидки нашим производителям для реализации техники аграриям. В текущем году 10 млрд рублей было предусмотрено на эту субсидию. В программе участвует более 70 российских производителей. Стимулирование спроса инициирует на заводах проекты, связанные с инвестициями, перевооружением, с разработкой машин и оборудования.

Когда новая продукция выходит на рынок и сталкивается с продукцией, которая де-факто сделана из восстановленных деталей, либо является копией, собранной из китайских комплектующих, и при этом продается на рынке по цене в 1,5–2 раза ниже —это серьезный барьер как для наших производителей по защите их инвестиций, так и для потребителей. Часто именно по такой контрафактной технике многие потребители делают вывод о том, что техника российского производства недостаточно качественная, плохо работает.

Чтобы решить этот вопрос, одних изменений в технический регламент явно не достаточно. Надо поменять саму процедуру сертификации. Предлагаем взять за основу ту систему, которая работает в автопроме —одобрение типа транспортных средств. Эта система хорошо показала себя, зачистив от недобросовестной конкуренции практически весь наш рынок автомобилей: и грузовых, и легковых. Нужно отслеживать контрафакт не только в виде выпущенных машин, но и, что очень важно, в узлах, компонентах и комплектующих. Нужно иногда доводить наказание и до уголовных дел, и до административных взысканий. Это комплексная задача. Надеемся, что мы сможем планомерно сделать конкретные шаги в этом направлении.
— Как только появляется требование сертификации, тут же возникают организации, предлагающие выдать практически любой сертификат за определенную сумму. Надзорные органы их выявляют, закрывают, но им на смену приходят новые. Есть ли способы борьбы с этим явлением?
Антон Зязин
генеральный директор ООО «Трансконсалтинг»
— Действительно, закрываются органы по сертификации, приостанавливаются действия испытательных лабораторий. Но лучший контроль —это контроль и надзор со стороны участников рынка. Мы предлагаем создание на базе ассоциации «Росспецмаш» экспертного сообщества, которое будет выполнять роль общественного наблюдателя, будет выезжать в аккредитованные испытательные центры, фотографировать оборудование, применяемое для исследования продукции.

Предлагаем создать черные и белые списки испытательных центров и органов по сертификации. Делать черные списки руководителей органов по сертификации- однодневок, из-за действий которых сейчас страдает очень много поставщиков. Мы всегда открыты для сотрудничества, готовы оказывать посильную помощь. Готовы выступать во всех слушаниях и представлять аналитическую информацию при необходимости.
Алексей Абрамов
руководитель Росстандарта
— Недобросовестные потребители, которые пользуются недобросовестными результатами недобросовестных органов и лабораторий, должны отвечать. Иначе мы будем играть в «кошки-мышки» с разного рода лабораториями, которые появляются и исчезают. А кто-то же пользуется этим. В погоне за мнимыми идеями мы теряем самое главное —эта продукция продолжает спокойно обращаться на рынке. Нужно создать инструменты, чтобы наши контролеры, другие проверяющие органы могли оперативно пресекать, изымать и уничтожать. И привлекать к ответственности тех, кто к этому причастен. Кто купил эти сертификаты —к административной ответственности, высоким штрафам. Кто выписывает эти документы —к уголовной ответственности. Мы за комплексность, за изменение законодательства, за создание инфраструктуры.
— Предприятия, продающие или производящие контрафакт, это, как говорят участники рынка, в основном, малый бизнес. Не будет ли ужесточение мер по борьбе с фальсификатом ударом по тем игрокам рынка, которые хотят работать законно и производят качественный продукт?
Константин Бабкин
президент Ассоциации «Росспецмаш»
(фото: partyadela.ru)
— Мы не клеймим, тех, кто работает в «гаражах», мы не против, а наоборот за малый бизнес. Другое дело, если малый бизнес делает из некачественного металла вариатор под брендом Ростсельмаш, который потом ломается, и из-за этого простаивает комбайн. Мы против такого бизнеса. Если из металлолома делается трактор и говорится, что это трактор ЧТЗ, и тем самым подрывается репутация ЧТЗ —мы против такого бизнеса. Мы за малый бизнес, который делает качественную продукцию, соответствующую стандартам. Который развивает свой торговый знак, либо делает под чужим торговым знаком, но по официальному соглашению с его владельцем. Мы за то, чтобы сельхозмашиностроение России было открытой платформой. Т.е. любой желающий мог бы производить в России, зарабатывать на этом и репутацию, и деньги, и проявлять свой талант. Мы за то, чтобы техника, произведенная в России, пользовалась максимально хорошей репутацией, чтобы все знали, что made in Russia —это определенный высокий знак качества. Думаю, для этого у нас есть все возможности, есть поддержка государственных структур.

Лариса Никитина
Подписание
соглашения между Ассоциацией «Росспецмаш»
и Росстандартом


МНЕНИЕ
— Еще раз отмечу три направления, которые важны для и сельхозмашиностроителей, и для стандартизации. Первое —это охрана интеллектуальной собственности. В первую очередь нужно заботиться о том, чтобы достижения именно российских инженеров и российских ученых были под надежной охраной со стороны государства. Чтобы деньги, усилия, таланты сотрудников различных институтов и предприятий служили бы источником дохода авторов, организаций, которые создали новые идеи, интеллектуальный продукт. Чтобы эти доходы являлись залогом дальнейшего развития предприятий. Это очень важно для мотивации людей, которые занимаются развитием сельхозмашиностроения.

Второе —запасные части. На рынке действительно очень много контрафактных запасных частей. Техника с такими запчастями начинает ломаться и, соответственно, ее репутация страдает. Борьба с контрафактными запасными частями —это важнейшие условия развития нашего сельхозмашиностроения.

И третий момент —это равенство условий конкуренции. Когда мы выводим наши машины на рынки других стран, мы должны два-три года их испытывать, получать сертификаты, доказывать, что они соответствуют своему назначению, заявленным характеристикам. Это все выливается в огромные затраты.

Мы должны «отвечать взаимностью» и защищать наш рынок. Надо выравнивать условия конкуренции, убеждаться, что техника качественная, соответствует нашим традициям и заявленным характеристикам.

Вывод нашего сельхозмашиностроения на передовые позиции в мире невозможен без нормальной работы государственных регулирующих структур. Хочу отметить, что с Росстандартом наша Ассоциация «Росспецмаш» работает уже 10 лет. Мы ведем секретариат технического комитета Росстандарта под названием «Тракторы и сельскохозяйственные машины». Было выпущено более 70 стандартов. Под руководством Росстандарта начали более качественно работать лаборатории, занимающиеся сертификацией. Они обзаводятся современным оборудованием. Но впереди еще много работы.
Константин Бабкин, президент Ассоциации «Росспецмаш»

Для продолжения чтения войдите в центр опыта и инноваций


+7


Для регистрации и получения доступа к материалам обратитесь в клиентский отдел по телефонам:
8-905-858-88-19, 8-905-858-87-34 или по e-mail: agrotmn2016@mail.ru.
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!