Корней Биждов: «Агрострахованию нужна стабилизация механизмов субсидирования»

Практика применения закона о господдержке в сфере сельхозстрахования выявила ряд нерешенных вопросов. Введение так называемой «единой субсидии» в текущем году вряд ли их решит. Более того, страховщики считают, что это нововведение для агрострахования с господдержкой будет иметь негативные последствия. О проблемах и современном состоянии отрасли страхования сельскохозяйственных рисков в интервью «Аграрным Известиям» рассказал президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов.

— Корней Даткович, какие проблемы, связанные с законом о господдержке, вы можете отметить сегодня на рынке агрострахования?

— Таких проблем много. Назову основные, которые требуют скорейшего решения. Во-первых, распределение субсидий по регионам не учитывает спрос на агрострахование. Во-вторых, сами условия страхования недостаточно гибкие. В-третьих, закон не обеспечивает равного доступа аграриев к господдержке страхования независимо от субъекта РФ. К этому можно еще добавить несоответствие ставок расчета субсидий страховым рискам и актуарно обоснованным страховым тарифам и нестабильность основных условий господдержки страхования в течение длительных периодов.

И все это на фоне сокращения субсидий: притом, что аграрная тема постоянно находится в зоне повышенного внимания государства, в прошлом году субсидии федерального бюджета на поддержку агрострахования (компенсация аграриям 50% страховой премии) были сокращены практически в два раза. В результате по значительной части заключенных и уже оплаченных аграриями страховых договоров в предоставлении субсидий им отказали, так как лимиты финансирования уже исчерпаны.

— Как вы оцениваете эффект от включения агрострахования в «единую субсидию»?

— Хочу особо отметить, что на стадии принятия решения вопрос о возможных последствиях внедрения «единой субсидии» даже не обсуждался и не анализировался финансовой наукой, включая НИФИ, нововведение внедрялось в ускоренном порядке. А результатом может стать не только значительное сокращение площадей застрахованных посевов, но и нивелирование усилий органов власти и страхового сообщества, предпринимаемых по созданию централизованной системы агрострахования, отвечающей задачам динамичного развития сельского хозяйства.

Теперь в субсидию наравне со страхованием включены и другие направления государственной поддержки. Например, возмещение ставок по кредитам, поддержка растениеводства, элитного семеноводства и племенного дела, другие традиционные для региона сельскохозяйственные направления. К сожалению денег, как всегда, недостаточно, и органы АПК в регионах вынуждены делить средства единой субсидии между разными направлениями, финансируя, в первую очередь, краткосрочные программы, направленные на повышение объемов производства (в первую очередь, это посевные и уборочные работы). Агрострахование таким образом отходит на второй план, про риски, в том числе и возможные погодные катаклизмы, никто не думает. А ведь если что-то случится, без страхового полиса потери сельхозпроизводителям никто не возместит, и эффект от ранее полученных субсидий окажется нулевым. В итоге это может пагубно сказаться на стабильности АПК — нельзя забывать, какие убытки принес аграриям засушливый 2010 год. Поэтому агрострахование — это долгосрочная задача именно государства, направленная в конечном итоге на продовольственную безопасность страны.

Общее снижение уровня страхования в 2017 году, по предварительным расчетам НСА, по сравнению с фактическими объемами 2016 года может составить 53% застрахованных посевных площадей и до 71% от поголовья сельскохозяйственных животных. Это приведет к существенному падению уровня страховой защиты сельского хозяйства.

— Возможно, кризис тоже оказывает влияние на желание аграриев страховаться?

— Дело даже не в кризисе. У аграриев, как правило, редко бывает избыток средств, чаще всего они работают на заемные деньги. Первый квартал в принципе для агрострахования не показательный, т. к. в соответствии с положениями ФЗ‑260 договор страхования урожая заключается не позднее 15 календарных дней после окончания сева. А в первом квартале он только начинается, и то — только в южных регионах. Соответственно, в этот период заключаются единичные договоры. По итогам двух месяцев 2017 года компании-члены НСА заключили 15 договоров агрострахования с господдержкой (4 договора страхования урожая сельхозкультур и 11 договоров страхования сельхозживотных). Для сравнения, за аналогичный период 2016 года было заключено 6 договоров (один договор страхования урожая и пять — животных). Активность традиционно проявляют аграрные регионы — Краснодар, Ставрополь, Белгород, Воронеж.

— Среди проблем рынка эксперты часто называют с одной стороны невозможность получить страховое возмещение, затягивание процедуры его выплаты, а с другой — мошенничества агроюристов. Как вести себя аграрию, чтобы недопонимания со страховой компанией не возникало, и как бороться с мошенничествами в агростраховом бизнесе?

— Чтобы не возникло проблем со страховщиком, аграрию достаточно соблюдать условия, предусмотренные договором. Сложности возникают в тех случаях, когда страхователь их или не выполняет, или пытается утаить какие-то факты. Например, не уведомил страховщика о наступлении события, имеющего признаки страхового. Или не предпринял меры по предотвращению и уменьшению убытков, возмещаемых по договору сельскохозяйственного страхования.

Замечу, что на практике количество судебных разбирательств в агростраховании с господдержкой остается совсем небольшим по сравнению с другими видами страхования: менее 1% от общего числа заключенных договоров. И те в основном связаны с мошенническими действиями так называемых агроюристов. Однако количество регионов, в которых они работают, стремительно растет. Если в 2012 году таковых было только пять, то в 2016-м их уже 11. Большие суммы страховых выплат делают этот «бизнес» привлекательным. Лидируют в этом антирейтинге Алтайский и Ставропольский края, республики Удмуртия и Мордовия, Челябинская, Ростовская и Ульяновские области.

Замечу, что мошенничество в агростраховании не только российская практика, нередко с ним сталкиваются страховщики в европейских странах, США, Индии. В России основные схемы мошеннических действий страховщикам хорошо известны. Чаще всего это получение страховой и компенсационной выплаты при отсутствии убытка. Нередко такие схемы проворачиваются при непосредственном участии сотрудников местных органов АПК и страховых компаний.

НСА со своей стороны активно противодействует мошенничеству в агростраховании. По всем заявлениям на компенсационные выплаты проводится экспертиза на основе объективной информации космомониторинга, который позволяет установить факторы, повлиявшие на снижение урожая. Только за последние два года нами передано 17 обращений по компенсационным выплатам в правоохранительные органы. Есть и случаи привлечения к ответственности таких «юристов». Так, в прошлом году за схему цессии в агростраховании был осужден директор т. н. «юридической» компании в Краснодарском крае. Суд не только осудил мошенника на пять лет, но и постановил вернуть страховщику незаконно полученные 22,6 млн рублей. Однако чтобы исключить мошенничество в агростраховании, необходимы совместные комплексные системные меры всех заинтересованных участников страхового рынка и органов власти.

— Страхование в растениеводстве напрямую зависит от погоды. Есть ли у агростраховщиков сегодня технические возможности, чтобы прогнозировать погодные риски?

— НСА, к сожалению, как и службы Росгидромета, долгосрочных прогнозов дать не может. Инструмент космического мониторинга посевов, которым мы располагаем, позволяет оценивать текущую метеорологическую ситуацию и ее влияние на развитие сельскохозяйственных культур. Использование данных космомониторинга позволяет определить состояние развития растений по показателям вегетационного индекса — основного критерия при оценке застрахованных культур. На сегодняшний день эта технология во всем мире, и в России в частности, получила широкое распространение не только в страховой отрасли, но даже в большей степени в сельхозпроизводстве, где она активно используется агрономами для оценки состояния сельхозугодий.

Последние анализы состояния культур и влияние на них метеорологических факторов показали, что озимые культуры в целом по территории Российской Федерации находятся в хорошем состоянии. В то же время такие факторы как повышенный температурный фон в марте, сложившийся практически по всем основным зернопроизводящим регионам, а также отсутствие должного снежного покрова зимой в южных регионах, могут повлиять на состояние озимых из-за снижения накопительной влаги в почве. Так, в этом году НСА провел космический мониторинг в ряде российских регионов Урала, Сибири, Поволжья, Юга России, Черноземья, подробно оценив состояние озимых посевов после выхода из зимы не только в каждой области, но и в каждом районе. Не везде ситуация складывалась благополучно. Однако с учетом полученных данных аграрии и местные органы АПК могут вовремя принять необходимые меры, чтобы минимизировать потенциальные убытки по будущему урожаю зерновых культур.

— Каковы перспективы рынка агрострахования в ближайшем будущем? Можно ли надеяться, что общими усилиями рынок получит эффективные правила игры, устраивающие и аграриев, и страховщиков, и бюджет?

— Основной драйвер агрострахового рынка, причем как российского, так и мирового, — это субсидирование. Агрострахование — один из самых сложных и недешёвых страховых продуктов, к тому же в нашей стране многие регионы относятся к зоне рискованного земледелия. Однако несмотря на сложности, с полной уверенностью могу сказать, что перспективы у российского агрострахового рынка огромные, мы находимся только в самом начале этого пути. Задача всех его участников — организовать эффективный и прозрачный процесс субсидирования, урегулирования убытков, разработать гибкие и ориентированные на разные по финансовым возможностям аграрные хозяйства страховые программы. Полагаю, что на данном этапе мы нарабатываем практику, по результатам которой будем вносить в правила продуманные предложения. Важна стабильность и преемственность условий.

Хочу еще раз подчеркнуть, что агрострахование — это сложный и дорогой вид страховой услуги из-за подверженности сельскохозяйственного производства катастрофическим рискам. Засухи, наводнения, вспышки особо опасных заболеваний животных, к сожалению, случаются достаточно часто. Именно поэтому во многих странах мира агрострахование — единственный вид страхования, в поддержке которого непосредственно участвует государство. И этот фактор важно учитывать при выработке приоритетов национальной аграрной политики.

Лариса Никитина

Статьи рубрики
ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК