ПОДПИСАТЬСЯ ВАША ИСТОРИЯ

ООО «Племенная ферма»: опыт создания роботизированной молочной фермы

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ. В 2014 году семейное предприятие ООО «Племенная ферма» приняло участие в целевой программе «Создание 100 роботизированных молочных ферм в Калужской области». На ферме была произведена уникальная реконструкция старого здания под беспривязное содержание и установлены два робота для добровольного доения компании Lely на 130 голов. Владельцы фермы перенимают опыт в молочных хозяйствах Голландии, Германии и Дании, внедряют его у себя и делятся своими знаниями с коллегами, способствуя популяризации современных технологий в сельском хозяйстве. О возможностях роботизированного доения и разведении коров голштинской породы «Аграрной политике» рассказала Анастасия Викторовна Чернинская, руководитель ООО «Племенная ферма».


От туризма к молочной ферме

— Анастасия Викторовна, как вы пришли к решению заняться сельским хозяйством?

— Я родилась в Москве в 1972 году, окончила специализированную английскую школу со знанием английской истории и литературы, поступила в Государственную академию управления на факультет Международных экономических отношений на отделение маркетинга и рекламы. Окончила обучение, и в 1992 году устроилась референтом коммерческого директора, но, поработав наемным служащим, поняла, что мне хочется создать собственное дело. В 1998 году я со своей подругой открыла компанию по туристическому бизнесу, который успешно развивался до 2007 года. В 2005 году мне и моему супругу друзья предложили поучаствовать в приобретении земли в Калужской области с целью ее использования для туристического бизнеса. Но в 2008 году грянул кризис, и многие наши соинвесторы отступили от этого проекта, а мы не хотели бросать то, что начали, и остались на этой земле. У нас такой принцип —стараться довести любое дело до конца. Мы стали обрабатывать купленную землю, вкладывать деньги в сельское хозяйство, покупку техники и расширение земель. Основное направление нашего хозяйства было растениеводство, в те времена мы занимались газонными травами и газонами. В 2014 году от Министерства сельского хозяйства Калужской области поступило предложение поучаствовать в программе «100 роботизированных ферм», которая поддерживалась губернатором области с целью модернизации нашего сельского хозяйства.



— Такое предложение поступало всем фермерам Калужской области?

— Да, но особое внимание, конечно, уделялось тем, кто уже работал на земле и у кого была база для этого проекта. Такое дело с нуля достаточно сложно потянуть, потому что оно требует больших финансовых вложений, хотя есть фермеры, которые включились в этот проект именно так. Мы уже занимались сельским хозяйством, но узкоспециализированным и направленным на извлечение прибыли, а с появлением санкций стратегия продуктовой безопасности газонными травами никак не компенсировалась, нужно было развивать производство молока и мяса. Признаться честно, мы давно мечтали о молочной ферме, потому что, когда мы приобрели землю, на ней находились 2 старые фермы со старыми в прямом смысле этого слова коровами с привязной системой содержания. Некоторым животным было по 14 лет и молока они вообще не давали. В 2008 году мы избавились от этого стада, так как оно было глубоко убыточным, да и закупочные цены на молоко в то время были настолько низкие, что заниматься этим не было смысла. Но желание восстановить молочное производство у нас было, мы не снесли здания фермы и не переделали их под склады. В 2014–2015 годы одно из этих зданий мы полностью реконструировали под современное беспривязное содержание с установкой роботизированного доения, компьютеризированной системой навозоудаления и всевозможными датчиками. Сейчас у нас очень многие процессы на ферме полностью автоматизированы.




Калужская область, Юхновский район

ООО «Племенная ферма» расположено в д. Погореловка Юхновского района. Климат переходный: от умеренно-континентального на востоке к более влажному на западе. Сумма осадков 575–600 мм в год.

______



— Оборудование какой фирмы вы для этого выбрали?

— Мы выбрали оборудование голландской компании Lely, которая уже более 25 лет назад изобрела первого робота. Мы видели роботов в Голландии —первые роботы, произведенные Lely, до сих пор работают, и многие фермеры не хотят их менять на современные модели. Lely выбрали по нескольким причинам: во‑первых, нам понравилось, как работает робот, а во‑вторых, компания достаточно широко представлена в России. Мы приобретали свое оборудование у дилера Lely —компании OOO «Фермы Ясногорья».

— Где вы учились работать на этом оборудовании?

— Мы очень четко понимали, что это новое для России направление, и научиться ему здесь нельзя. К тому же, посетив несколько ферм, мы поняли, что российский опыт в этой сфере на тот момент был в большей степени негативный. При роботизированном доении имеет значение не только оборудование, но и сложнейшая система менеджмента стада, контроль здоровья животных и кормления, управление животными. Заставить коров самостоятельно приходить доиться в робота —задача непростая. Мы понимали это, и, познакомившись с голландским консультантом, поехали в Нидерланды с ознакомительной целью инкогнито, чтобы у поставщика не было интереса лоббировать свои фермы. Мы посмотрели всех производителей доильного оборудования, которые существуют на современном рынке —GEA, Fullwoоd, DeLaval и Lely. Выбрали Lely, а потом уже многократно ездили в Голландию за опытом, зарубежные специалисты также приезжали к нам с консультациями. Проект реконструкции нашей фермы создан кропотливым трудом совместно с голландскими консультантами, и он был первым, а теперь как успешный опыт тиражируется. Многие фермеры в Калужской, Тульской, Липецкой и Московской областях сделали реконструкцию своих помещений по нашему проекту.


Анастасия Викторовна Чернинская окончила Государственную академию управления, факультет Международных экономических отношений, отделение маркетинга и рекламы. В 1998 открыла компанию по туристическому бизнесу, который успешно развивался до 2007 года. В 2005 году друзья предложили поучаствовать в приобретении земли в Калужской области с целью ее использования для туристического бизнеса. Из-за кризиса соинвесторы отказались от проекта, но семья Чернинских решила развивать на купленной земле сельское хозяйство. В 2014 году от Министерства сельского хозяйства Калужской области поступило предложение поучаствовать в программе «100 роботизированных ферм».

__________


Реконструкция фермы под роботизированное доение

— В чем заключались особенности реконструкции фермы?

— Во-первых, нам требовалось совместить технологию добровольного роботизированного доения с уже существующим форматом фермы 72х21 м. Нужно было вписывать размеры стойл, чтобы животным комфортно жилось в боксах для отдыха, и обязательно использовать зону сепарации. Робот не столько дояр, сколько интеллект. И одна из его задач —определить на ранней стадии заболевание у животного, когда оно визуально еще здорово. Робот анализирует состояние здоровья коровы по очень большому числу показателей, и если определяет, что у нее есть вероятность заболевания, то нам важно, чтобы он не только продемонстрировал эту корову на экране монитора в виде красной зоны, но и отделил ее в специальную отгороженную зону.

Технология современного обслуживания стада называется 80:20, то есть 80% времени занимают 20% животных. Эти 20% —больные или с предполагаемыми заболеваниями животные, предотельные, постотельные и т. д. И наша реконструкция фермы позволила создать очень большую и комфортную зону для этих животных. Каждое утро, придя на ферму, мы ее осматриваем, и увидев новую корову, которую определил туда робот, начинаем анализировать ее показатели, физиологию и т. д. Практически ни на одной ферме проектировщики и сами фермеры не уделяли этому должного внимания, а в итоге получалось так, что корова, требующая внимания, например, хромая, оказывалась среди здоровых, что в конечном счете приводило к ее выбраковке. А робот отделяет этих коров оперативно, кроме того, эта зона находится напротив оператора, который сквозь большое смотровое стекло видит этих коров, когда работает с компьютером, а это очень удобно.

Вторая особенность реконструкции —мы смогли вписать кормовой стол нашей фермы в низкие потолки, то есть мы используем боковой кормовой стол и маленький трактор для кормления. Таким образом, мы смогли оптимизировать пространство и разместить достаточно большое количество животных на небольшой площади.



— Как происходит раздача кормов и как вам удалось решить проблему низких потолков?

— Корма раздаются горизонтальным миксером KUHN EUROMIX II. Для того чтобы он смог заезжать под низкие потолки фермы, мы подняли проем ворот и просто обрезали миксер на 30 см. Низкий миксер стоит в три раза дороже, чем обычный, а нам нужен был мощный, который бы мог размалывать рулоны сена, потому что в то время мы заготавливали корма именно так. Такую систему раздачи кормов взяли на вооружение и другие фермеры, так как это выгодно, а обрезать миксер не так сложно.

— Какое покрытие используется в коровнике и как организована система навозоудаления?

— У нас скреперная система навозоудаления: по навозным каналам постоянно ходят скреперы, которые убирают навоз в навозопроходах. Боксы для отдыха коров мы сделали на глубокой подстилке. Мы много ездили по Голландии, Германии, Дании и спрашивали у фермеров, какая подстилка для коровы лучше. Нам отвечали, что нужно смотреть, где корова хорошо отдыхает, то есть лежит на боку с подобранными ногами, и таким местом оказалась глубокая подстилка. Что интересно: нас многие критиковали, когда мы начали делать такие подстилки, но сейчас фермеры, которые первыми уложили в коровниках резиновые коврики, хотят их менять на глубокую подстилку. Когда на резиновый коврик ложится 600–700-килограммовое животное, то колени коров при этом страдают, и многие животные зарабатывают заболевания суставов —бурситы. Если брать традиционное доение, то подогнать коров с больными ногами к доильным аппаратам еще можно, а в роботизированном корова обязательно должна ходить сама, поэтому нам очень важно здоровье суставов животных. Комфорт коровы тоже важен, ведь чем больше она отдыхает, тем больше производит молока. Поэтому мы выбрали глубокую подстилку и не жалеем, к тому же коровы остаются чистыми. В боксах для отдыха у каждой коровы свое место, и скотник, если требуется, подчищает их.


___________


Популяризация сельского хозяйства

К нам приезжает много людей по рекомендации Министерства сельского хозяйства Калужской области, мы показываем работу нашей фермы, делимся опытом. И результат таких встреч на высоком уровне очень продуктивный.

Кроме того, компании поставщики оборудования заключают с нами на коммерческой основе договоры для проведения экскурсий. Однажды у нас проходил очень крупный семинар по роботизированному доению, где за один день мы приняли 180 человек!

И третий уровень посещений — социальный. Мы проводим бесплатные экскурсии для поступающих в вузы и школьников. Такой уровень общения очень важен, потому что сейчас отношение к сельскому хозяйству бывает невежественным, о нем очень мало знают. В представлении молодежи сельское хозяйство — отсталая отрасль. Мы с радостью проводим такие экскурсии, потому что понимаем, что одна из наших задач — нести знания в массы.

___________


Молочное стадо

— Сколько у вас сейчас КРС и какой породы?

— С учетом молодняка у нас 267 голов, из них 130 —дойное стадо. В этом году постараемся запустить вторую ферму и увеличить дойное стадо до 260 голов. Бычков мы не откармливаем, а реализуем в среднем после 21 дня. Содержим животных голштинской породы, нетелей мы привозили из Голландии. Сейчас они находятся на третьей лактации, а телочки, которые родились уже у нас, тоже отелились и доятся.

— Почему нетелей завозили из Голландии, а не купили в России?

— Во-первых, на момент сделки цена голландской нетели в России с НДС была 112 тыс. рублей (без НДС 100 тысяч), а российский скот нам предлагали не меньше чем по 165 тыс. рублей за голову. Во-вторых, российских нетелей предлагали купить без возможности отбора. В Голландии мы всех животных отбирали, ездили со специалистом, осматривали, изучали генетику, внешний вид, здоровье, форму вымени и т. д. В-третьих, в России никто серьезно выращиванием нетелей не занимается, потому что это достаточно затратная работа. В Голландии существует четкое разделение бизнеса на молочный, когда фермеры занимаются производством молока, и на бизнес по выращиванию нетелей, когда скупают телочек, ставят их на выращивание и потом продают нетелями. Они несут другие затраты по сравнению с фермером-молочником, поэтому и цена на таких животных меньше. Кроме этого, в России генетика племенных нетелей хуже, чем за рубежом, потому что большинство наших племенных хозяйств предпочитают осеменять своих коров самым дешевым материалом.



— Какие надои у ваших коров?

— Коровы, которых мы завезли, в первую лактацию дали 7900 л. Это был самый сложный период адаптации, этих коров пришлось активно прививать от многих заболеваний, которых нет в Голландии, но есть у нас. Для коров это был немалый стресс, и мы от них не ждали немыслимых удоев, хотя они показали хороший результат. На второй лактации мы вышли на 8500 л. Третья лактация у нас еще не закончена, но я думаю, что она будет в пределах 9000 л.

Здесь нужно сказать, что мы не кормим своих коров обильно силосом, как делают многие. Основа нашего кормления —это сенаж, который мы заготавливаем из многолетних и однолетних трав. И делаем это целенаправленно. Мы много беседовали о кормлении с голландскими специалистами, и они рассказали, что еще 10–15 лет назад Голландия пыталась пойти по американскому пути интенсивного использования поголовья. То есть использовать концентратное кормление коров, в результате получать большое количество молока и выбраковывать животных после полутора лактаций. Но голландцы столкнулись с проблемой воспроизводства стада, потому что с таким кормлением коровы плохо воспроизводятся и недолго живут, не успевая обеспечить себе замену. В США интенсивное использование поголовья возможно, потому что там существуют два отдельных бизнеса: племенное разведение голштинских коров и выращивание на молоко. В Нидерландах и России пока такого разделения нет, поэтому голландцы вернулись к тому, чтобы снизить надои, но увеличить срок производственной жизни коровы до 5–6 лактаций. С экономической точки зрения это выгоднее, и мы ощутили это на себе.

В этом году мы уже смогли продать 20 племенных нетелей, это было и прибыльно, и не в ущерб себе, потому что мы оставили и себе замену. Мы идем по голландскому пути, хотя можно было бы «разогнать» животных и на большее количество молока. Самая высокоудойная корова у нас дает на пике лактации 57 л молока, самая низкопродуктивная —23–24 л, но даже этих коров мы рассматриваем как будущих производителей, потому что их генетика все равно лучше, чем российская. Когда мы завозили своих нетелей, то понимали, что лучших представителей породы голландцы, как и любой производитель, оставят себе, а нам продадут тех, что похуже. Поэтому основное молоко мы ждем не от них, а от их потомства, которое мы будем растить здесь. Мы покупаем для осеменения очень хороший семенной материал от быков-производителей канадской и американской селекции в компании Alta Genetics, поэтому наши нетели и подрастающие телки должны будут давать то самое большое молоко, на которое мы рассчитываем.


__________


Еще одна проблема это вопрос кредитования сельхозпроизводителей. Сельское хозяйство самая нелюбимая банками отрасль. И как бы нас государство не пыталось поддержать льготными кредитами, когда дело доходит до банковских документов, банк всеми возможными способами пытается отказать в выдаче кредита, потому что у сельхозпроизводителей всегда можно найти много рисков. Банкам проще кредитовать продающие организации, потому что там кредиты краткосрочные, а сельхозинвестиции долгосрочные. Эта проблема решается, но очень медленно.

__________


Возможности роботизированного доения

— Как вы приучали коров самостоятельно идти на дойку в робота?

— Наши голландские и немецкие консультанты сразу нас предупреждали, что первые полгода мы 24 часа в сутки будем жить на ферме. Мы не очень в это верили, но так и получилось. Во-первых, это было связано с массовыми и достаточно непростыми отелами. Во-вторых, нужно было приучать первотелок к доению. Приходилось приманивать коров комбикормом, подталкивать сзади, всячески пытаться заманить их в робота. При этом не могло быть и речи о насилии, потому что напуганная корова больше никогда в него не пойдет.

— По сути вам пришлось заниматься дрессировкой коров?

— Да, мы придумывали всевозможные системы, чтобы привлечь корову на дойку. А дальше стало лучше, потому что у коров развит стадный инстинкт, и даже нетели, которые жили в коровнике, стали заходить за дойными коровами в робота сами. Когда пришло их время доения, они уже не боялись, а даже хотели зайти туда за комбикормом. Мы ни одной коровы не выбраковали по приучению к роботу, хотя я знаю фермеров, у которых не хватило терпения, и особенно упрямых животных они отправляли на другие фермы или доили по-другому. Преимущество робота еще и в том, что ему не страшно доить перепуганную первотелку, а коровы в промышленном производстве все-таки диковатые животные, потому что нет плотного контакта с человеком, и они не готовы его слушаться.

— Как выдается комбикорм в роботе?

— В роботе стоят дозаторы и каждой корове индивидуально в зависимости от ее надоев, рассчитывается выдача комбикорма. Причем, если вдруг корова по какой-то причине дала меньше молока, то робот не будет резко сокращать ей норму выдачи. С помощью специальной программы он равномерно либо снижает, либо увеличивает количество выдаваемого комбикорма без стресса для организма коровы и качества надоев. Это умная система, которая учитывает массу информации для расчета необходимого количества комбикорма конкретной корове.

— Какие показания вы видите на мониторе при доении коровы кроме объема молока?

— Практически все: температуру коровы, ее активность, причем график ее активности робот все время сравнивает с предыдущим, и если вдруг она стала меньше ходить, то робот подает сигнал, что мы должны на эту корову обратить внимание. А повышенная активность говорит о том, что корова приходит в охоту и готова к осеменению. Мы полностью видим ее руминацию, робот показывает и жевательные движения, которые мы соотносим со здоровьем, и глотательные. Мы видим отдачу молока по каждой доле, вес животного и скорость молокоотдачи, эти показатели очень важны, так как позволяют выявить заболевания на ранней стадии.

— Какое программное обеспечение используется в роботизированном доении?

— К роботу прилагается программа Т4С Тime for Сows (время для коров), он адаптирована, полностью на русском языке и синхронизируется с другими программами по управлению стадом. В ней учтено только дойное стадо и ведется учет поголовья, а если нас интересует контроль за животными, которые не доятся, то мыможем добавить к ней другую программу, одеть на этих животных ошейники с датчиками и следить за ними тоже.


__________


Кадровый вопрос

В первую очередь в АПК остро стоит кадровый вопрос. Специализированных учреждений типа ПТУ практически не осталось. Если раньше каждый деревенский парень мог пойти отучиться на механизатора, то сейчас такой возможности нет. Окончив школу, ребята отправляются в город. Ветеринарные специалисты тоже на вес золота. Для нас самое критичное это нехватка механизаторов. Труд на земле тяжелый, хотя, например, современный трактор Valtra стоит дороже иномарки, и работать на нем комфортно. Сейчас существует такая тенденция, что люди не хотят работать в сельском хозяйстве даже за хорошую зарплату. Нужна государственная программа, которая желающих заниматься сельскимхозяйством «привяжет» к этой работе и не даст им отступить назад. Поэтому, я думаю, нужно срочно открывать учебные заведения по обучению специалистов сельского хозяйства. Отсутствие кадров не дает нам двигаться вперед.

__________



Особенности кормления

— Что, помимо сенажа и комбикорма, едят ваши коровы?

— Кроме сенажа, мы даем коровам минеральные добавки и соль, добавляем пивную дробину, гидролизные дрожжи, соевые или подсолнечные шрота, но все это в небольших количествах, чтобы не отвлечь корову от робота. Если у нее будет очень сытный рацион на столе, то она не пойдет в робота за комбикормом. То есть нужно все время соблюдать баланс в кормлении, чтобы корова и в робота ходила, и получала корма на столе. Плюс роботизированного кормления еще и в том, что за счет дозированной выдачи комбикорма в соответствии с надоенными литрами он позволяет нам экономить и не перекармливать одних коров в ущерб другим. Если бы мы вмешивали комбикорм в смесь на кормовой стол, то одна корова могла бы его переесть, а другая недоесть. На кормовом столе у нас выдаются грубые корма с небольшими добавками, причем только с натуральными, никаких полинасыщенных жиров или белковых смесей мы не применяем, потому что это в конечном итоге влияет на здоровье и срок производственной жизни животного. Мы гуманисты, и не рискуем здоровьем наших коров ради надоев.

— Вы сами заготавливаете корма?

— Грубые корма заготавливаем сами, под них у нас занято около 1000 га обрабатываемой земли. В этом году будем сажать кукурузу на силос, потому что качественный силос дает хороший результат по молоку и не закисляет желудок. Мы сеем только культурные травы на сенажи и на сено —это смесь многолетних злаковых трав: почти 50% тимофеевки, фестулолиум, кострец, райграс. Корма мы закладываем в траншеи. Очень любим люцерну, но, к сожалению, она в наших краях не очень хорошо растет.

— Какую технику используете для заготовки кормов?

— Мы ежегодно прирастаем парком техники. На сегодняшний день у нас есть 8 тракторов, из них 2 мощных Valtra и «Белорусы», которые поддерживают все мелкие процессы. Надо признать, что финская техника пока лучше белорусской. Также в парке —кормозаготовительный комбайн Case.


___________


Переработка и продажа

В российских условиях голландский формат работы молочной фермы нереализуем. В Голландии крупные переработчики молока самостоятельно забирают молоко у фермеров например, как компания Campina, которая является фермерским кооперативом, и фермеры покупают молоко сами у себя и, естественно, по определенной цене. У нас ситуация совершенно другая кооперативы пока не создаются, а молокозаводы по сути угнетают производителей молока. Сейчас на рынке опять произошло критическое падение цен на молоко в среднем по России цена за литр составляет 17 рублей. А ведь у некоторых производителей себестоимость выше! Кроме того, у нас масса сложных бюрократических проверок, ветеринарных справок и т. д. Нам, конечно, хотелось бы приходить на ферму два раза в день, как голландцы, но приходится 24 часа в сутки искать возможности достойной реализации нашего молока.

___________


Ветеринария и воспроизводство

— Кто выполняет у вас ветеринарные функции?

— Мы используем аутсорсинг, нас удаленно курируют разные специалисты, в том числе из Голландии и Германии. Они консультируют по кормлению и ветеринарии, периодически приезжая к нам для контроля ситуации, дают советы и рекомендации, а 90% манипуляций мы осуществляем сами. Сделать укол корове не сложно, а определить заболевание на ранней стадии помогает робот.

Для осеменения мы применяем синхронизацию, и у нас получается около 30 осеменений в месяц —15 в начале месяца и 15 в конце, и два раза в месяц приезжает ветврач, который сразу проводит осеменение и УЗИ-обследования на ранних стадиях стельности, а также корректировки гинекологического лечения, если нужно. Для осеменения своих нетелей мы берем семя у быков по легкости отела, а коров осеменяем обычным семенем. Благодаря этому мы практически избавились от тяжелых отелов.

Основная проблема —это обработка копыт, а это одна из главных процедур для коров, содержащихся на фермах беспривязно. Мы с мужем умеем их обрабатывать, но это тяжелая работа, которая отнимает много времени, и мы не всегда справляемся, а найти такого специалиста у нас невозможно. Кадровый вопрос в сельском хозяйстве стоит очень остро. И эта проблема касается не только России, в Германии дело обстоит точно так же. И если найти ветврача там еще можно, то скотника уже тяжело.


— Как вы выращиваете и кормите телят?

— У нас внедрен холодный метод содержания. В первый час жизни мы поим теленка молозивом, потом часа 2–3 он сохнет в специальной комнате под инфракрасными лампами, и, если на улице холодно, мы одеваем на него попонку и выносим на улицу. Падежа и других проблем при таком содержании не бывает.

Первые 4 дня выпаиваем телят молозивом, до 21 дня поим строго молоком, потом тех телят, которых планируем продавать, переводим на ЗЦМ. Телок, которых мы оставляем для себя, выпаиваем молоком до 2 месяцев и параллельно с этим кормим их комбикормом, сначала предстартерным, а потом стартерным. Каждый теленок живет в индивидуальном домике, где с третьего дня жизни ставится теплая вода и комбикорм, и он начинает его пробовать, а с седьмого дня уже уверенно ест. В 2,5 месяца начинаем давать сенаж, хотя американские специалисты говорят, что до 3 месяцев этого можно не делать. Но у теленка возникает жвачный инстинкт, и если ему не давать немного сена, он начинает жевать подстилку под собой. С 6 месяцев начинаем давать классический рацион для будущих дойных коров, то есть дойный рацион с пониженным содержанием комбикормов.

Елена Паркани, фото: www. ruraldevelopment.ru

Для продолжения чтения войдите в центр опыта и инноваций


+7


Для регистрации и получения доступа к материалам обратитесь в клиентский отдел по телефонам:
8-905-858-88-19, 8-905-858-87-34 или по e-mail: agrotmn2016@mail.ru.
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!