Павел Мухин, директор ООО «Пичугино»: «Наши успехи — плод коллективного труда»

Павел Мухин,  директор  ООО «Пичугино»

Курганская область, Варгашинский район. Варгашинский район расположен в южной части Западно-Сибирской равнины. Климат континентальный. В среднем за год выпадает от 250 до 300 мм осадков.

ООО «Пичугино», одно из лучших хозяйств Варгашинского района Курганской области, хорошо известно сельским производителям. В 2015 году предприятие получило статус семеноводческого и теперь со всей округи едут в Пичугино за семенами. На этой земле живут замечательные люди, которые шаг за шагом воплощают в жизнь свои мечты, опираясь исключительно на своё трудолюбие и житейскую мудрость. В прошлом 2016 году в хозяйстве намолотили по 34,5 центнера зерновых с гектара, что вывело коллектив в разряд передовых не только в районе, но и в области. Вот уже пятнадцать лет ООО «Пичугино» возглавляет Павел Александрович Мухин, человек, обладающий природным талантом руководителя и большой ответственностью за людей, которые доверили ему свои судьбы.


Мелкими шажками начали двигаться вперёд

Павел Александрович родился в Челябинске в рабочей семье, где, кроме него, росли ещё две сестры. Вскоре его родители переехали в деревню Мартыновку Сафакуленского района Курганской области и без труда адаптировались к сельской жизни. Мама Галина Петровна работала в животноводстве, отец Александр Иванович — в полеводстве и, набравшись опыта, возглавлял бригаду механизаторов. Что касается Павла, то работать в сельском хозяйстве он не планировал. Закончив «восьмилетку» в Мартыновке, мальчишка поступил учиться в Челябинское ГПТУ‑74 на газосварщика. В то время, впрочем, как и сейчас, это была престижная профессия. После училища с 1989 по 1991 год служил в танковом полку в Шали и демобилизовался из армии накануне печальных событий в Чечне. Неизвестно, вернулся бы танкист домой, задержись он на службе хотя бы на год.

После армии Павел вернулся в Мартыновку, работал водителем в колхозе, где и получил первое гражданское «повышение по службе». Как добросовестного и дисциплинированного работника откомандировали его возить председателя колхоза Владимира Ивановича Ваулина. Шофёрское дело, казалось бы, нехитрое — привёз начальника по адресу и спи, отдыхай, но Павлу в машине не сиделось. Владимир Иванович — на совещание, он следом. Председатель — в управление сельского хозяйства, он рядом. Ни одно мероприятие не проходило мимо молодого водителя. Слушает, о чём говорят, какие законы принимают, какие проблемы решают. Интересно. Чем дальше, тем больше, и вот настал момент, когда Павел вдруг понял, что хочет быть похожим на этого человека, что готов связать свою жизнь с сельским хозяйством, готов ради этого учиться и многое поменять в своей жизни.

— Вот от кого я опыта набирался, — вспоминает Павел Александрович, — не помню случая, чтоб Владимир Иванович делал что-то лично для себя, он душой болел за общее дело. Все силы отдавал, чтоб развивалось предприятие, чтоб работникам хозяйства жилось лучше. Он был авторитетным человеком, его уважали, к нему прислушивались. В конце девяностых годов, вскоре после дефолта, нам пришлось расстаться. Жить стало тяжело, денег не хватало, и я решил поработать на себя — гонял машины для перепродажи. Чуть больше года работал начальником охотничьего хозяйства. В 2000 году мы с семьей — я к тому времени был семейным человеком — переехали в село Пичугино, где я работал в должности заместителя директора ООО «Пичугино».

_____________

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Павел Александрович Мухин родился в Челябинске в рабочей семье. Его родители переехали в деревню Мартыновку Сафакуленского района Курганской области. Работать в сельском хозяйстве Павел не планировал. Закончив школу в Мартыновке, он поступил учиться в Челябинское ГПТУ‑74 на газосварщика. После училища с 1989 по 1991 год служил в танковом полку в Шали. После армии Павел вернулся в Мартыновку, работал водителем в колхозе, возил председателя Владимира Ивановича Ваулина. Именно он повлиял на решение заняться сельским трудом. В 90-е годы Павел Александрович решил поработать на себя —гонял машины для перепродажи. Чуть больше года работал начальником охотничьего хозяйства. В 2000 году с семьей переехал в село Пичугино, где работал в должности заместителя директора ООО «Пичугино». К 2001 году хозяйство находилось на грани развала, в ноябре 2002 года было зарегистрировано нынешнее ООО «Пичугино, директором которого стал Павел Мухин.

_____________

— Павел Александрович, нынешнее ООО «Пичугино» зарегистрировано в ноябре 2001 года, вы являетесь правопреемником бывшего хозяйства?

— Нет. К 2001 году бывшее хозяйство находилось на грани развала: кредиторская задолженность составляла 24 миллиона рублей, счета были арестованы, заработную плату не выплачивали. Для оздоровления предприятия назначили конкурсное управление, но это не дало положительных результатов. Оставалось одно — создать новое предприятие. Его учредителями стали курганские предприниматели Владимир Анатольевич Забродин и Сергей Владимирович Ваулин, меня пригласили на должность директора вновь созданного хозяйства. Я активно участвовал во всех процессах, организовал общее собрание работников, объяснил ситуацию, предложил поэтапный план выхода из кризиса. Не все мне тогда поверили, половина людей, а на предприятии числилось 120 человек, уволились, но те, что остались не пожалели. Мелкими шажками мы начали двигаться вперёд — увеличили посевные площади, начали применять новые технологии возделывания сельскохозяйственных культур, брали в банке кредиты, покупали удобрения. А когда в хозяйстве появилась новая техника, люди и вовсе воспряли духом. Производственную деятельность хозяйство начинало с 1300 гектаров посевных, сейчас у нас 6000 гектаров земли, урожайность зерновых составляет 34,5 ц/га, средняя заработная плата — около 16 тысяч 355 рублей в месяц.

Посевные площади расширяются, в том числе за счёт соседних районов — мы берём в долгосрочную аренду на 49 лет земельные паи у граждан. Заключаем с людьми договоры, а за аренду выплачиваем дивиденды. Все довольны. Таким образом, арендовали 180 га пустующей пашни в Кетовском районе. При обработке земли в хозяйстве практикуется двупольный севооборот, 3,5 тысячи гектаров ежегодно засеваем, 2,5 тысячи оставляем под паровой клин.


Авторитетом семеноводческого хозяйства лучше не рисковать

Слева направо:  Ведущий специалист управления сельского хозяйства Варгашинского района Николай Иванович Гарин; замдиректора по производственным вопросам Николай Александрович Снигирёв; директор  ООО «Пичугино» Павел Александрович Мухин

— Варгашинский район расположен в южной части Западно-Сибирской равнины. Климат континентальный. Как он влияет на выбор культур?

— Самый большой недостаток в нашей климатической зоне — это лимит влаги — в среднем за год выпадает от 250 до 300 мм осадков. Однако я не согласен с теми, кто говорит, что у нас плохие почвы — земля отзывчива на ласку и заботу. Поэтому надо чаще обращаться к такой науке, как агрономия и подбирать сорта, которые адаптируются к нашим климатическим условиям. На сегодняшний день мы пришли к выводу, что двупольный севооборот как нельзя лучше отвечает нашей климатической зоне. Такой метод позволяет накапливать влагу, сохранять микроэлементы в почве и выводить сорняки. — Какие сорта пшеницы проявили себя особенно хорошо в вашей климатической зоне?

— Практика показала, что самые высокие урожаи даёт красноколосая пшеница Икар. Этот среднеспелый, высокоурожайный, засухоустойчивый сорт районирован и распространён в Тюменской области. Содержание клейковины — 25%. Пшеница устойчива к полеганию, максимальная урожайность на отдельных полях достигала 54 ц/га. Поскольку территория нашего района вытянута географически, то на севере можно получить урожаи выше, на юге — ниже. Мы как семеноводческое хозяйство выращиваем сорт Икар на семена.

— Только один сорт?

— Иметь статус семеноводческого хозяйства и заниматься производством семян нескольких сортов — вещь, я бы сказал неприемлемая, ведь существует опасность пересор-тицы. Допустим, продал я соседу семена красноколосой элиты, а вместе с ней выросла пшеница с белым колосом. Мы лишимся своего авторитета, и в дальнейшем с нами никто не будет сотрудничать. Во избежание подобных казусов лучше подстраховаться.

— Какие ещё виды зерновых и технических культур производит хозяйство?

— Ячмень Хаджибей и овёс Талисман, тоже тюменская селекция. Эти культуры мы выращиваем как продовольственное зерно, о семенах речь пока не идёт. Но оба сорта у нас прижились, и мы берём их на вооружение. Из технических культур (тоже на семена) производим рапс и лён. Средняя урожайность этих культур — 20–25 ц/га. Рапс — растение сложное, прежде всего потому, что ему требуется раздельная уборка — скашивание и укладка в валки для сушки и последующего дозревания, затем обмолот комбайнами. Между первым и вторым этапом должно пройти две-три недели, поэтому многое зависит от погоды.

Наши семена пользуются спросом, в то же время часть пшеницы реализуется как товарное зерно, а рапс и лён закупают промышленники из Свердловской области для производства масла. Как парозанимающую культуру практикуем в севообороте донник. Он любит тепло, но и холодов не боится. Донник засухоустойчив, не требователен к плодородию почвы, улучшает её структуру, водопроницаемость, насыщает азотом. Используется он и как сидеральная культура на зелёное удобрение. Кроме того, это одна из важнейших бобовых культур в кормопроизводстве.

Павел Александрович Мухин, Валерий Валерьевич Пятков —  механизатор, Николай Александрович Снигирёв — замдиректора по производственным вопросам— Протравливаете ли семена?

— Да, перед посевом семена обязательно протравливаем, ведь мы не застрахованы от болезней. А спровоцировать их может заражённая почва, некачественные семена, погодные условия. Если весна холодная и сырая, зерно может не дождаться нужного количества тепла, загнить, порасти, замёрзнуть. При обработке семян фунгицидами мы их сохраняем и при любой погоде получаем дружные всходы. Иногда протравливаем семена один раз в год, то есть по мере необходимости. Фунгициды тоже стараемся разнообразить.

— Какими методами боретесь с сорняками?

— Наши поля донимают овсюг, осот и пырей. Бороться с ними сложно, но использование химии стараемся всё-таки минимизировать. Упор делается на механическую обработку почвы. На участках, засорённых многолетними сорняками, используются широкозахватные дисковые лущильники ЛДГ‑10А, ЛДГ‑5, которые за один проход осуществляют несколько операций — рыхление, сохранение влаги, заделку в почву пожнивных остатков и семян сорняков. Практикуется также дискование боронами. За сезон необходимо как минимум пять механических обработок. Я уже говорил, что мы стараемся меньше применять инсектициды, и если в производстве пшеницы это получается, то на других культурах без них, к сожалению, не обойтись. Особенно при борьбе с такими вредителями, как капустная моль. Это насекомое вполне приспособилось к нашим климатическим условиям, развивается практически на любых растениях семейства крестоцветных, в том числе на диком рапсе и сурепке. Невзрачная на первый взгляд бабочка не даёт расслабиться агрономам. Приходится применять инсектициды, при этом учитывать, что вредитель быстро к ним адаптируется. Не меньшую опасность представляет луговой мотылёк. Однако хочу заметить, что химическое воздействие не исключает механического способа обработки почвы, который был и остаётся эффективнейшим способом в борьбе с вредителями. Тут надо грамотно совмещать и то, и другое.

— Минеральные удобрения применяете?

— Конечно. Без комплексного применения сложных минеральных удобрений хороший урожай не получишь. Растениям в равной мере нужен фосфор, азот, калий. Отсутствие агрономической грамоты в этих вопросах непременно скажется на качестве урожая.

— Павел Александрович, в каком состоянии у вас машинно-тракторный парк?

— Когда я принял хозяйство, изношенная техника годилась разве что для исторического музея. Не было запасных частей, не было денег, чтобы их купить. Дизельного топлива не хватало. Сегодня хозяйство на 100 процентов укомплектовано новой техникой. У нас есть тракторы К‑700, за последние годы купили четыре новеньких ХТЗ — 15ОК‑09–25. Эти лёгкие трактора хорошо зарекомендовали себя при двупольном севообороте, на них комфортно работать механизаторам — двухместная безопасная кабина, звукоизоляция, повышенная обзорность… Кроме того, у этих тракторов мощные двигатели, что позволяет использовать практически все прицепные агрегаты. В связи со сложной политической ситуацией Украина перестала поставлять свои трактора в Россию, но, во‑первых, рынок харьковскими тракторами насыщен, во‑вторых… Не будет украинских тракторов, будем покупать липецкие, они постоянно модифицируются, улучшают технические характеристики и при обработке паров вообще незаменимы. В распоряжении хозяйства пять комбайнов, из них два John Deere. Эти комбайны не новые, но сделаны так, что на них можно надеяться. По крайней мере, они нас не подводили. Приобрели мы также два зерноуборочных комбайна «Дон‑1500», обновили все прицепные. Месяц назад купили косилку за 4,5 миллиона рублей.

В распоряжении хозяйства пять  комбайнов, из них два John Deere

— Как оцениваете систему лизинга?

— Сейчас лизинговые услуги предоставляет АО «Сбербанк Лизинг», но процентная ставка там все-таки великовата. А вот лизинговая компания ООО «Балтлизинг», через которую мы приобретаем технику, предлагает, на мой взгляд, вполне приемлемые условия, в том числе гибкий график расчета. Мы заключаем договор на определённый срок, но рассчитываемся, как правило, раньше. Кроме того, существует господдержка в рамках целевой программы «О развитии и поддержке малого и среднего предпринимательства в Курганской области на 2014–2020 годы». Благодаря этой программе хозяйство может получить субсидию до 50% от первоначального взноса. При госсубсидировании лизинг выгоднее не только кредита, но и прямой покупки. Это хорошая тема, но справедливости ради надо сказать, не для всех. Есть хозяйства, которые не могут во время вернуть долги. А если неурожай? Прошлые долги накладываются на новые, и тогда света в конце тоннеля не видать. В этом году Россельхозбанк утвердил нам кредит на приобретение зерноуборочного комбайна под 16% годовых. Если экономика хозяйства стабильная, то вопрос с покупкой новой техники решить можно. Другое дело, что крестьянская стабильность во многом зависит от погоды.


Животноводство и растениеводство не могут жить друг без друга

— Павел Александрович, понятно, что основной вид деятельности вашего хозяйства растениеводство, но есть ведь и животноводческое направление.

— Эти две отрасли, по-моему, не могут жить друг без друга. После переработки зерна остаются отходы, это отличный корм для скота, поэтому грех игнорировать животноводство. Хотя, по правде говоря, экономически оно невыгодно, особенно молочное направление. Судите сами — за литр молока, если продавать его на переработку, дают 15 рублей. В магазинах же его стоимость в два с половиной раза выше. Получается, что наша прибыль остаётся в карманах переработчиков, торговли и прочих посредников. Кроме того, не один десяток лет сохраняется диспаритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, на услуги для сельских товаропроизводителей. Сравните цену одного литра молока и одного литра бензина. Разве это сопоставимые цены? Себестоимость мяса в нашем хозяйстве минимум 180 рублей за один килограмм, реализуем мы его по 230 рублей, а покупателю этот килограмм обходится в 400–450 рублей. Где, хочется спросить, справедливость?

— Может быть, организовать собственные торговые точки?

— Иметь собственные магазины и даже торговые точки мелкому товаропроизводителю невыгодно. Не скрою, предлагали нам торговое место на рынке, но и здесь экономка не складывается. Я посчитал: транспортные расходы, плюс заработная плата водителя, продавца, рубщика мяса… Ради чего на рынок ездить? И всё-таки мясное направление прибыльнее, особенно свиноводство, поэтому мы потихоньку переходим с молочного животноводства на мясное. Сейчас мясное поголовье КРС в нашем хозяйстве насчитывает 100 голов, дойного стада осталось всего 20 единиц. Молоко производится, можно сказать, для собственных нужд. У нас 200 голов свиней, рождаются маленькие поросятки… Вот молочком их и подкармливаем.Чем отдавать затратный продукт за бесценок, лучше выпоить его поросятам. Конечно, будет развиваться производство, будет и собственная переработка, и торговые точки, но это — в планах. Пока рано об этом говорить. Что касается реализации мяса, то даём объявление в прессу, и предприниматели сами приезжают к нам за продукцией. На сегодня это самый простой, хотя и не самый прибыльный вариант.

Есть у вас в этом контексте конкретные предложения российскому правительству?

— В последнее время много говорят про импортозамещение. Товаропроизводитель двумя руками «за», и не дай Бог, чтоб эта политика вдруг переменилась. В то же время государству надо создать условия, чтобы собственный сельхозпроизводитель мог продавать свою продукцию по выгодной цене. Российский крестьянин готов развивать животноводство, но давно ли у него появились перспективы?

Пока не встал вопрос об импортозамещении, все взоры направлялись за границу, потому что себестоимость мяса у тамошних товаропроизводителей намного ниже, чем у наших фермеров. Правительству надо пересмотреть подход к поставкам продукции животноводства из-за рубежа. В растениеводстве тоже есть больной вопрос. Вырастили, к примеру, повсеместно большой урожай. Казалось бы, хорошо, но чем больше зерна, тем ниже цена. Когда случается по каким-то причинам, чаще всего погодным, неурожай, ценник есть, зерна нет. На мой взгляд, должны работать международные торговые площадки, где любой товаропроизводитель, мог бы напрямую заключать договоры на реализацию зерна с зарубежными партнёрами. Это же другие деньги, другие условия. Через эти торговые площадки мы могли бы компенсировать минусы неурожайных лет плюсами урожайных, как бы усреднить экономику хозяйств.

— Но почему у российских товаропроизводителей себестоимость животноводческой продукции выше, чем у западных фермеров? Что получит в итоге покупатель, если выдавить их с нашего рынка?

— Пока не возник вопрос с импортозамещением, отечественные товаропроизводители не были обласканы вниманием государства. Да, многое изменилось в отношении к крестьянам, но на увеличение поголовья, конкурентоспособную модернизацию производства, приобретение новых технологий и техники — а всё это влияет на себестоимость конечного продукта — нужно время и деньги, которых у нас нет, потому что мы свою продукцию за границу не продавали. Европейский сельхозпроизводитель получает от государства субсидию в размере 15 тысяч (и выше) наших рублей на один гектар площади, а наш товаропроизводитель 220 рублей на гектар. Как с ними конкурировать? Нам, курганцам даже в своей стране конкурировать сложно. Построили, к примеру, в одном из хозяйств Тюменской области зерноочистительный комплекс стоимостью 100 миллионов рублей, им 70–80 миллионов вернули обратно. Другое хозяйство купило три комбайна Ростсельмаш, а четвёртый пришёл в подарок как субсидия правительства области. Это прекрасные условия для развития сельского хозяйства, и я завидую тюменцам белой завистью. Или возьмём электроэнергию. Курганскому товаропроизводителю стоимость одного киловатта в час доходит до 7 рублей, тюменскому, свердловскому, челябинскому — 3–3,5 рубля. Меж тем, мы граждане одной страны. Не в каждой области добывают нефть и газ, развивают химическую и тяжёлую промышленность, другие экономически выгодные отрасли. В советское время это понимали и перераспределяли финансовые потоки так, чтобы не было подобных перекосов. Курганцы производят хлеб, а он людям нужен не меньше нефти, газа и бензина.Надо использовать положительный опыт, даже если он советский, и распределять дотации с учетом всех имеющихся факторов. Это задача правительства. Что касается животноводства, то оно, по крайней мере в моём хозяйстве, испытывает большие потребности в электричестве. Доение, кормление, навозоудаление, раздача кормов — всё, образно говоря, зависит от лампочки. Это тяжелый каждодневный, кропотливый труд, и если трактор из-за непогоды может простоять неделю, то скотина в любое время хочет есть. Её надо поить, доить…

— Какие породы скота и где покупает хозяйство для развития мясного скотоводства?

— В Курганской области разведением специализированного мясного КРС занимаются, если не изменяет мне память, более 50 хозяйств всех форм собственности. Основные породы — герефордская и абердин-ангусская. Купить племенных бычков не проблема. Наше хозяйство давно сотрудничает с племенными заводами Лебяжьевского и Половинского районов. Мы сделали ставку на абердин-ангусскую породу. Почему? Эти животные, хоть и выведены в Шотландии, хорошо адаптировались к нашему климату. Они морозостойкие, неприхотливые, изначально приспособлены к содержанию под открытым небом. Взрослый бык достигает в весе 700 (и больше) килограммов, среднесуточный прирост около 800 граммов. Мясо отличного качества, с тонкими жировыми прослойками. В настоящее время в хозяйстве 100 голов мясных пород КРС, в дальнейшем собираемся держать 200 голов в маточном поголовье, 300–400 голов — на откорме.

— Каков рацион крупного рогатого скота, содержащегося на вашей ферме? Применяете ли добавки, повышающие привесы, надои и качество молока?

— Я уже говорил, что у нас много зерновых отходов, которые идут на корм скоту. Часть из них мы даже продаём в другие хозяйства. При кормлении используем «зеленку», сено, сенаж, силос и никаких «конфеток».


В трудные минуты я думаю о людях

Павел Александрович  Мухин и механизатор  Вячеслав Анатольевич Снигирёв

— У вас нет проблем с кадрами?

— Механизаторами у нас работают молодые ребята, средний возраст — 37 лет. У нас ежегодно проводятся мероприятия по обучению молодых специалистов. У растениеводов работа сезонная, но и зимой они не сидят без дела, готовят технику к весенне-полевому сезону, и всегда она стопроцентной готовности. Вот и в нынешнем году всё было проверено и отремонтировано задолго до начала посевной Мы со своей стороны тоже делаем всё возможное, чтобы нашим работникам было комфортно. Поехали механизаторы на поле, я дал команду зарезать поросёночка, ведь мужики, чтобы эффективно работать, должны хорошо питаться. Наши повара перемололи мясо на фарш, наготовили котлет. Молочные продукты — молоко, сметана, творог — тоже свои. Всё свеженькое. Обеды девчата готовят в столовой, а потом в термосах везут их в поле. Всё горячее, с пылу-жару. Ежегодно хозяйство занимает первое место в районе по организации техники безопасности и улучшению условий труда — каждый год из бюджета тратим до 500 тысяч рублей на спецпитание и спецодежду. Работаем мы и с молодыми семьями, они являются постоянными участниками целевых программ по обеспечению жильём.

— Павел Александрович, не секрет, что выпускники сельскохозяйственных вузов, агрономы, зоотехники неохотно возвращаются в село. Как решается проблема у вас?

— Есть такое дело. Молодёжи подавай заработную плату не меньше 50 тысяч рублей, смартфоны, развлечения, а сил и желания работать хватает не всем. Каждый руководитель по-своему решает вопрос с кадрами. Если про нас говорить, то я сам агроном, выучился. С зоотехником работаем по договору. Живёт специалист в райцентре, в шести километрах от Пичугино, работу свою выполняет исправно. Я вполне им доволен.

— У каждого руководителя обязательно есть единомышленники, люди, которые поддержат в любых начинаниях и никогда не подведут. Кого из вашей команды можете назвать?

— У нас замечательный коллектив, благодаря которому я смог всего добиться. Разумеется, есть и команда единомышленников, без которых я не принимаю ни одного решения. Как себе доверяю моему заместителю Николаю Александровичу Снигирёву. Это редкой души человек, добросовестный работник, специалист с большой буквы. Есть у него особое чутьё к людям, интуиция в работе. Какое бы дело не делал, можно не сомневаться — он его выполнит, не промахнётся. Работает азартно, с удовольствием. Никогда не подводит механизатор Вячеслав Анатольевич Снигирёв. Освоил всю технику, может работать на любом тракторе и комбайне. В животноводстве всегда выручает бригадир Людмила Николаевна Нагорнова. Она на пенсии уже, но продолжает трудиться, потому что любит своё дело.

— Помогают ли вам учредители?

— Самых тёплых слов заслуживают Сергей Владимирович Ваулин и Владимир Анатольевич Забродин. За период с 2012 по 2016 годы они инвестировали в наше хозяйство более ста миллионов рублей. Эти деньги стали хорошим подспорьем. Благодаря спонсорской помощи строился новый склад для хранения зерна, произведена модернизация зерносушильного комплекса, капитальный ремонт уже имеющихся складов, приобреталась новая техника и оборудование.

— Есть у вас хобби?

— Люблю поохотиться два-три денька в осенний период на утку. Мне это дает отдых и восстанавливает силы на весь следующий год.

— А отдых за границей?

— Я как-то об этом не думал.

— Павел Александрович, у вас двое взрослых детей, они пошли по вашим стопам?

— Дочь Дарья живёт и работает в Кургане. В село она вряд ли вернётся. А вот сын Александр после службы в армии поступил учиться в Курганскую сельхозакадемию. На него все мои надежды.

— Вы оптимист, или бывают все-таки минуты отчаяния?

— Я оптимист, но сложные моменты, конечно, бывают. Гложет порой досада, когда драгоценное время, которое можно использовать на что-то плодотворное, тратишь на то, чтоб доказать, что ты не верблюд. Были ли моменты, когда хотелось всё бросить? Не было. Да, я мог бы принять для себя такое решение, а коллектив? Народ-то куда пойдёт? В трудные минуты я думаю о людях, о намеченных планах, о том, что предстоит сделать…

Екатерина Плетнёвава

Статьи рубрики
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!