Роман Костюк: «Отрасль мясного скотоводства словно получила глоток свежего воздуха»

В России самообеспеченность говядиной составляет 75–80%. В основном она производится в хозяйствах с молочной специализацией, из-за чего и уступает по своему составу и вкусу продукту, получаемому в сельхозпредприятиях мясной направленности. Национальный союз производителей говядины разработал модель развития мясного скотоводства на основе глубокой специализации производственных процессов, которая призвана решить эту проблему. Она предполагает ускоренное возрождение отрасли через кооперацию мелких мясных хозяйств на уровне отдельных районов. Генеральный директор союза Роман Костюк в интервью корреспонденту «Аграрных Известий» рассказал о новом проекте, а также о ситуации в отрасли, том, как она менялась в последние годы и какие еще шаги будут предприниматься.

— Роман Владиславович, охарактеризуйте, пожалуйста, текущую ситуацию в отрасли мясного скотоводства в России?

— Сегодня с учетом влияния крупных инфраструктурных проектов (от компании «Заречное» в Воронеже, «Брянской мясной компании» и еще ряда организаций), ориентированных на переработку специализированного скота мясных пород, вышедших на рынок в середине 2015 года, спрос на качественное сырье, а именно 7–8-месячных бычков весом 200–240 кг, резко возрос. Поэтому отрасль мясного хозяйства с начала 2016 года чувствует высокий интерес к живому скоту специализированных пород. Она, можно сказать, получила глоток свежего воздуха!

— Какие изменения произошли в отрасли за последние годы?

— Начиная с конца 2014 года отмечается существенный рост, были введены новые и реконструированы под работу со специализированным скотом старые предприятия, масштабы производства качественной говядины выросли. Доля специализированной говядины в структуре рынка говядины выросла до 15,7%! Практически все поставленные ориентиры на текущий момент государственной программы по росту поголовья крупного рогатого скота специализированных пород выполнены, и мы видим возможности для дальнейшего роста.

______________________

СПРАВКА

Национальный союз производителей говядины включает в себя более 70 предприятий из 26 регионов Российской Федерации. С января 2014 года минимальный объем производства говядины зафиксирован в январе 2014 года — 15,9 тыс.тонн, максимальный — в декабре 2015 года — 27,5 тыс.тонн. Согласно данным официальной статистики, большая часть говядины производится в Центральном (38%), Сибирском (24%) и Приволжском (17%) федеральных округах.

______________________

— Национальный союз производителей говядины создан в 2010 году. Каких результатов за это время удалось достичь? Какие задачи стояли во время его создания, а какие вы решаете сейчас?

— Союз был создан для решения ряда стратегических задач, необходимых для того, чтобы отрасль мясного скотоводства состоялась. До 2010 года в России её фактически не существовало. Были небольшие разрозненные проекты, которые по своему масштабу, качеству и влиянию на экономику в России и своих регионов были практически незаметны. Министерство сельского хозяйства РФ ставило перед собой амбициозные задачи по развитию этой отрасли. Тогда еще его глава Елена Борисовна Скрынник и пионеры мясного скотоводства выступили инициаторами создания отраслевого союза. Им хотелось, чтобы союз способствовал тому, чтобы на отрасль обратили внимание инвесторы, чтобы были представители отрасли, которые вели работу с органами власти в регионах в интересах всех участников рынка. Также в планах было объединить предприятия из разных регионов, занимающихся разными специализированными породами мясного скота под общим знаком, позволяющим им синхронизировать свои знания и обмениваться опытом. После этого уже можно выстраивать стратегию для развития бизнес-процессов в стране.

На сегодняшний день наш союз решил многие задачи. К примеру, по сравнению с 2010 годом можно отметить фантастический рост отрасли в Воронежской области. До образования союза там практически отсутствовало мясное поголовье, а в 2016 году —более 100 тыс. голов. Какой рывок! Во многом это произошло из-за того, что ключевые предприятия Воронежской области, которые и обеспечили этот прогресс, состоят в союзе, входят в совет директоров.

— Совокупная потребность в скоте только для таких компаний-производителей, как «Мираторг», «Заречное» (Воронежская область), «Албиф» (Липецкая область), Orenbeef (Оренбургская область), а также сети супермаркетов «Ашан» и для обеспечения ресторанной сети «Макдоналдс» на настоящий момент составляет 350–380 тыс. бычков в год. Однако маточное поголовье мясного и помесного скота в России насчитывает всего 1 млн коров. Получается, что для удовлетворения потребностей только лишь пяти крупнейших мясных компаний маточное поголовье взрослого стада необходимо как минимум удвоить. А как сейчас решается ситуация? Через импорт?

— К счастью, нет, не через импорт. Мы находимся в том положении, когда нужно опираться на собственные ресурсы. Безусловно, специализированных мясных пород животных в стране недостаточно для ускоренного наращивания маточного поголовья. Но тем не менее это приводит к тому, что, в общем-то, большая часть предприятий, уже вовлеченных в работу, может участвовать в этом вполне эффективно на растущем спросе. И сегодня проходит работа, связанная прежде всего с улучшением параметров воспроизводства собственных отраслевых предприятий. То есть мы в большей степени начинаем понимать, и показываем значимость высокого выхода телят на каждые 100 коров, увеличения сроков эксплуатации основного маточного стада животных. Это позволяет в первую очередь усилить наращивание стада собственного специализированного скота.

Также важно отметить привлечение животных молочных пород для скрещивания с быками специализированных мясных пород, что приводит к появлению и росту по общему мясному поголовью, которое вполне достойно показывает себя в качестве готовой мясной продукции, то есть говядины после откорма.

— Как сейчас обстоят дела в племенном скотоводстве?

— Небольшой масштаб нашей отрасли, а также интенсивная работа профессиональных инвесторов в период старта ее развития привели к тому, что у нас гораздо более благополучная картина, нежели в молочном животноводстве. И есть возможность выбора, развития. Поэтому мы не сильно зависим от импорта. Если и завозим импортный скот, то это «улучшители». Но это частный случай. Массово, в племенном поголовье —мы вполне независимы.

______________________

СПРАВКА

Кластерная модель развития мясного скотоводства включает в себя три основных элемента: кооперацию фермеров по окончательному откорму с крупными компаниями, концентрацию фермеров только на вопросах содержания маточного поголовья коров с телятами до стадии отъема молодняка (6-8 месяцев) и полное сопровождение фермеров со стороны более крупного районного предприятия (интегратора) по задачам кормообеспечения, ветеринарного, зоотехнического сопровождения и единого канала продаж молодняка откормочным площадкам.

______________________

— Роман Владиславович, расскажите, пожалуйста, подробнее о модели развития мясного скотоводства на основе кластерного подхода. В чем ее суть?

— Это специально разработанная модель ускоренного эффективного развития сельских территорий через мясное скотоводство. Она включает в себя три основных элемента —кооперация фермеров по окончательному откорму с крупными компаниями, концентрация фермеров только на вопросах содержания маточного поголовья коров с телятами до стадии отъема молодняка (6–8 месяцев) и полное сопровождение фермеров со стороны более крупного районного предприятия (интегратора) по задачам кормообеспечения, ветеринарного, зоотехнического сопровождения и единого канала продаж молодняка откормочным площадкам. Это позволяет существенно повысить устойчивость мясного скотоводства с экономической точки зрения и реализоваться в условиях недостаточного количества специалистов и ресурсов в отрасли.

Модель подразумевает организацию производственных процессов в системе кооперационных, контрактных связей. Мы разделяем несколько вопросов —эффективной кормозаготовки, селекционного технического управления стадом, управления непосредственно маточным поголовьем, работы с молодняком и последующим откормом. Разделив эти процессы между группой участников, мы фактически ускоряем и повышаем эффективность производственных процессов. Опираясь на крупные профессиональные откормочные комплексы, мы снижаем необходимость инвестиций и сокращаем вдвое сроки получения дохода для фермеров, которые продают централизованно живой скот через единый центр продаж.

К примеру, профессиональные команды из предприятий, имеющие технику и земли, способные заготавливать корма, обеспечивают ими фермеров, которые занимаются только содержанием скота и выращиванием молодняка. И когда возникает такого рода отраслевая экономическая кооперация, каждый достаточно глубоко и качественно выполняет свою работу. В этом смысл идеи.

Мы объединяем в каком-то районе в отраслевые кооперационные производственные связи несколько профессиональных команд. Это позволяет нам достаточно эффективно создавать фермерские хозяйства, которым есть на кого опереться, чтобы ускорить процесс получения дохода, сведя его к одному году. Весной скот телится, глубокой осенью и в начале зимы продается на крупных отраслевых инфраструктурных площадках. Такой подход будет способствовать и развитию сельских территорий.

— Как и когда появился проект? Чей опыт использовался для его создания в каких странах уже есть примеры успешной реализации такой модели?

— Проект в проработанном виде появился в начале 2016 года. Несколько предприятий из Национального союза производителей говядины и Национальной ассоциации скотопромышленников обратились к нам с просьбой проанализировать северо-американский и советский опыт (кстати, в нашей отрасли, он был очень даже неплохой) разделения труда в сельском хозяйстве и подготовить новую инновационную модель развития отрасли, позволяющую снизить сроки окупаемости, повысить устойчивость и качество производственных результатов.

Мы активно начали взаимодействовать с Оренбургским институтом мясного скотоводства, Всероссийским институтом животноводства и организациями, которые сориентировали нас в системе кооперации —в частности, помогли разобраться в системах контрактных отношений северо-американских пред приятий. И на основании всего этого опыта мы смогли выстроить свою систему, сделать экономические расчеты, увидеть сильные и слабые стороны этой модели. После того, как модель была разработана, мы ее презентовали в течение года во всех регионах. В июле идея аутсорсинга фермерских хозяйств в отрасли была представлена президенту РФ Владимиру Путину и вызвала интерес. Первая презентация для будущих участников проекта прошла 3 марта на деловой программе молочной и мясной индустрии в Москве. Далее мы рассказали об этой модели на конференции в Башкирии, где она была представлена департаменту животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства РФ. Потом —в Томской, Тюменской областях и Красноярском крае и ряде других регионов.


Табл. Целевые показатели устойчивого развития отечественного мясного котоводства до 2030 года (Всероссийский НИИ мясного скотоводства)

Показатели

2015 г.

2020 г.

2025 г.

2030 г.

2030 г. в % к 2015 г.

Поголовье крс мясных пород и их помесей, млн голов

2,20

7,30

8,00

8,60

3,9 раза

в т.ч. коров

0,90

2,90

3,20

3,40

3,8 раза

Производство говядины — всего, млн тонн

1,60

2,01

2,68

2,75

1,7 раза

в том числе в мясном скотоводстве

0,20

0,91

1,68

1,85

9,2 раза

в молочном скотоводстве

1,40

1,10

1,00

0,90

64,2

_______________________________________________________________

— Как прошла встреча в Тюменской области?

— Мы были приглашены на встречу в Школу фермеров, которую организовало Инвестиционное агентство Тюменской области. Презентовали нашу схему в рамках лекций по развитию мясного скотоводства. Она очень заинтересовала и начинающих фермеров, и представителей действующих предприятий, и руководство районов. Теперь наш союз с воодушевлением ожидает, что Тюменская область применит этот инструмент для развития фермерства.

— Сколько средств потребуется для внедрения модели? Будет ли она окупаться?

— Инвестиции —минимальные, и в большей степени они касаются лишь некоторой перестройки производственных процессов. В каждого участника проекта, нового фермера, вложения разные —от 2 до 7 млн рублей на подготовку самой фермы, а скот, как правило, формируется из поголовья крупного рогатого скота самого интегратора.

Эффективность процесса будет ощущаться уже спустя два года после начала проекта. В первый год мы увидим, каким образом все будет построено. Во второй год будет наблюдаться уверенный стабильный рост продаж молодняка и, соответственно, дохода.

— Роман Владиславович, какие задачи союз ставит на ближайшую перспективу?

— Цель одна и она бесконечная —развитие, совершенствование отрасли мясного скотоводства в России как основного инструмента использования миллионов гектаров земель сельхозназначения через фермерство и кооперацию. И поскольку мы только в начале этого пути, на достижение этой цели уйдут, к сожалению, десятилетия.

В России соотношение количества молочных коров к мясным примерно 6–7:1, а в Европе наоборот на одну молочную —4–6 мясных. Поэтому наши цели —это объединение, анализ отрасли мясного скотоводства, поддержка предприятий всех видов форм собственности для выстраивания работы на рынке России, и, безусловно, помощь регионам в построении системных отраслевых программ, позволяющих использовать мясное скотоводство как инструмент в развитии сельских территорий и малых форм хозяйствования.

__________________

МНЕНИЕ

Сергей Калашников, представитель инициативной группы по развитию кластерной модели в Смоленской области:

— В Смоленской области кластерная модель применяться будет. У нас будет централизованный проект, а не разрозненные хозяйства. В одиночку не так просто выжить. Кластерный подход же предполагает членство нескольких человек, которые участвуют в одном деле. Это удобно. Думаю, будет взаимовыручка.

Сейчас мы находимся на стадии разработки. Проводятся переговоры на разных уровнях —и с правительством, и с производителями говядины. Мы планируем, что все слои населения будут участвовать в этой деятельности —и агрохолдинги, и фермеры. И что всем будет интересен этот проект.

Впереди еще много работы, поскольку никто еще не применял до нас подобный подход. Однако, считаю, что главное —есть желание, а, значит, все получится.

Александр Цыпцын, глава фермерского хозяйства в Мордовии:

— Мы будем обязательно применять кластерную модель в Мордовии. В настоящее время мы ведем переговоры с Росагролизингом. Сначала мы подберем скот, а затем его вывезем.

Считаю, что кластерный подход —перспективный проект, который даст положительный результат. Сейчас мы все находимся в разрозненном состоянии, а кластерная же модель объединит хозяйства и позволит работать более эффективно. Иначе быть не должно!

Елизавета Черкина, фото: img.mota.ru

Для продолжения чтения войдите в центр опыта и инноваций


+7