ПОДПИСАТЬСЯ ВАША ИСТОРИЯ
Сегмент рынка
Русский холопок
Династия Фурсовых с 30-х годов ХХ века занимается селекцией и выращиванием экзотической для российского рынка культуры – хлопка. Сегодня в Астраханской области работает ООО «Русский Хлопок», на полях которого ежегодно получают около 13 тонн хлопкового волокна.

Из материала вы узнаете:

  • Какие сорта хлопка способны вызревать в российских климатических условиях?
  • Новый уникальный сорт РХ‑0-5 и технология «Северный хлопок»: особенности разработки.
  • Какова потребность российской промышленности в хлопковом волокне? Перспективы развития отрасли хлопководства в России.

Хлопок — экзотическая культура для российского рынка, считается, что она растет только в очень жарких и солнечных регионах, таких как Средняя Азия. На выставке «Золотая осень» в Москве мы обратили внимание на стенд ООО «Русский Хлопок» из Астраханской области — селекцией и выращиванием хлопка занимается династия Фурсовых. Оказывается, эта теплолюбивая культура не только успешно вызревает в условиях российского климата, но и дает беспрецедентно высокие урожаи. При этом спрос на продукцию стабильно высокий в силу того, что хлопок и продукты его переработки практически полностью завозятся из-за рубежа. Заместитель директора по науке ООО «Русский Хлопок» Михаил Фурсов рассказал «Аграрной политике» о том, как развивается этот специфичный сегмент рынка в России и каким потенциалом обладает отрасль хлопководства в нашей стране.
Слева направо: Фурсовы Николай, Василий и Михаил
на поле тонковолокнистого хлопчатника сорта Виктор
— Михаил, в сельском хозяйстве есть множество менее сложных и экзотических направлений, почему вы выбрали именно хлопок?

— История уходит корнями в далекое прошлое. Дело в том, что я хлопковод в четвертом поколении. Еще в Советском Союзе, в 1932 году правительство поставило задачу обеспечить хлопковую независимость страны. В республиках Средней Азии выращивали хлопчатник, но он был низкого качества, а высококачественный хлопок приходилось закупать за рубежом. Одним из участников решения проблемы был мой прадед Василий Григорьевич Кулебяев. В том же 1932 году группа советских ученых, в составе которой был и Василий Григорьевич, начала работать над селекцией отечественных сортов хлопчатника. А уже в 1936 году на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке был представлен первый урожай хлопка советской селекции. Он был выращен в Туркменистане.

Позже к селекционной работе по выведению новых сортов подключился и зять Василия Григорьевича, мой дед. Виктор Николаевич Фурсов —профессор, член-корреспондент Российской академии технических наук (РАТН), посвятил свою жизнь выведению высокоурожайных сортов хлопка и цветному хлопчатнику и феномену самолистопадности, способам селекции культурных сортов хлопчатника, обладающих важным хозяйственно ценным свойством мутационной природы —раннего естественного листоопадения.

Дело в том, что перед сборкой хлопчатник обычно обрабатывают химикатами (гербицидами в малых концентрациях), чтобы растение сбросило листья. Они мешают уборке урожая. Виктор Николаевич совместно со своим сыном (моим дядей) Николаем Викторовичем Фурсовым вывел сорта, которые обладают способностью самолистопадности и не нуждаются в химической обработке. Также они вывели сорт цветного хлопка с длиной нити 32–34 мм с высокой урожайностью. Он дает 43 коробочки с куста. Вся эта работа велась в Туркменистане.
СПРАВКА
Михаил Фурсов — хлопковод в четвертом поколении. В 1932 году правительство СССР поставило задачу обеспечить хлопковую независимость страны. Одним из участников решения проблемы был его прадед Василий Григорьевич Кулебяев. Тогда же группа советских ученых, в составе которой был и Василий Григорьевич, начала работать над селекцией отечественных сортов хлопчатника. В 1936 году на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке был представлен первый урожай хлопка советской селекции, который был выращен в Туркменистане. Позже к селекционной работе по выведению новых сортов подключился и зять Василия Григорьевича, дед Михаила Фурсова. Виктор Николаевич Фурсов — профессор, член-корреспондент Российской академии технических наук (РАТН), посвятил свою жизнь выведению высокоурожайных сортов хлопка и цветному хлопчатнику и феномену самолистопадности, способам селекции культурных сортов хлопчатника, обладающих важным хозяйственно ценным свойством мутационной природы — раннего естественного листоопадения.

Михаил Фурсов
— Когда и как хлопок «переехал» в Астраханскую область?

— Распад Советского Союза, экономические и политические сложности послужили причиной переезда семьи в 1996 году в Россию. И здесь работа над селекцией хлопчатника возобновилась. В ней моему деду помогали его сыновья, мои отец и дядя, кандидаты биологических наук. Дело в том, что с «переездом» хлопка все было не так просто. Хлопчатник —такое растение, которому нужны высокая температура и большое количество солнечных лучей. В Астраханской области началась работа по интродуцированию отечественных сортов хлопка, чтобы они могли расти в более северных зонах. На то, чтобы туркменские сорта давали в Астраханской области хороший урожай, ушло почти 10 лет.

— Чего удалось добиться за это время?

— В научно-исследовательской работе —многого. Сегодня у нас есть огромный генофонд —порядка 10 тонн семян различных сортообразцов, 16 патентов —3 из них зарубежные, сейчас мы ведем работу по созданию новых сортов. В 2017 году мы запатентовали новый сорт РХ‑0-5. «РХ» —это русский хлопок, «0» —нулевой тип ветвления (боковых ветвей он вообще не образует и за счет этого созревает быстрее). В прошлом году мы засеяли РХ‑0-5 в конце мая, а к середине сентября хлопок раскрылся и уже был готов к уборке.

Сорта —не единственная наша инновация, у нас есть еще технология возделывания хлопчатника, разработанная моим отцом и дядей. Эта технология сокращает период вегетации со 110–120 дней (стандартный период вегетации хлопчатника) до 90–95 дней.

В 2016 году я ездил ставить эксперимент в Словакию (там в силу климатических условий хлопок не будет возделываться никогда, не даст промышленно значимого урожая, но как экспериментальная площадка эта климатическая зона была нам интересна). И в неблагоприятных климатических условиях нам удалось довести растение до конечной стадии развития (раскрылся хлопок, появились семена). Эксперимент стал темой доклада на международной конференции и вызвал большой интерес специалистов.

Таким образом, мы создали технологию, которая называется «Северный хлопок» и активно работаем, пытаемся развиваться дальше, переходить на большие площади.
В 2017 году Фурсовы запатентовали новый сорт РХ‑0-5. «РХ» —это русский хлопок, «0» —нулевой тип ветвления (боковых ветвей он не образует и за счет этого созревает быстрее). В прошлом году засеяли РХ‑0-5 в конце мая, а к середине сентября хлопок раскрылся и уже был готов к уборке
— Какова сегодня в вашем в хозяйстве посевная площадь хлопчатника?

— Сейчас 10 га, планируем выйти на 100 га. У нас большой семенной фонд, могли бы посеять и тысячу гектаров, но не хватает техники. А землю нужно подготовить к зиме, нельзя нарушать технологию возделывания, хлопок —очень капризная культура.

— Какие урожаи дает российский хлопок?

— В 2017 году мы не смогли полностью соблюсти технологию, не хватило финансовых возможностей, поэтому урожай не такой, как хотелось бы (и какой мог бы быть) —всего 39 ц/га хлопка-сырца. Но если смотреть на общепринятые показатели урожайности, то у нас отличные цифры. В Узбекистане средняя урожайность —22–25 ц/га, в Казахстане лучшая урожайность —32–34 ц/га. Мы хотели получить 60 ц/га, но не успели обработать посев от вредителя, не хватило денег на препараты. В целом урожай 2017 года —13 тонн хлопкового волокна.

— Какой техникой располагает хозяйство сейчас, чего не хватает?

— Не хватает всего, но техника для возделывания хлопка —дорогое удовольствие. Хлопкоуборочные комбайны в России не производятся (здесь вряд ли на него был бы ажиотажный спрос), поэтому технику надо закупать за границей. Сеялка для хлопка —тоже специфический агрегат. Техника, с которой мы работаем сегодня, —образцы инженерной мысли по сборке необходимого из подручных материалов. Мы сами модифицировали кукурузную сеялку под хлопковую, переделали самоходное шасси трактора в некое подобие хлопкоуборочного комбайна. Наша техника существует в единственном экземпляре. Но при всей своей уникальности она не настолько эффективна, как профессиональная. И если осваивать серьезные площади, технику нужно закупать новую. Но финансов на нее у нас пока не хватает.

— Как обстоят дела с квалифицированными кадрами?

— Кадров хватает. Хватит и на 1 тыс. га возделывания хлопчатника, была бы техника и возможность точного соблюдения технологии.
— То есть необходимо дополнительное финансирование? А насколько производство хлопка в России может быть привлекательным для инвесторов, для государственных инвестиций?

— Если говорить о потенциале, то востребован хлопок может быть не только в легкой промышленности, хотя и это очень важное направление. Хлопок —это и ткани, и перевязочный материал в медицине, и нитроцеллюлоза для оборонной промышленности (основной компонент пороха), а также банкноты, особые виды бумаги… Сегодня все это мы везем из-за границы. Не говоря уже о масле из хлопкового семени.

Развитие отечественной отрасли хлопководства автоматически запустит очень много различных производств, что, на мой взгляд, мощнейшим образом скажется на ВВП страны. В 2013 году был закрыт последний завод во Владимирской области по выпуску хлопковой целлюлозы. Мы завозим ее из Казахстана и Узбекистана. А это стратегическое сырье, и мы в такой важной отрасли зависим от импорта. К тому же мы покупаем у них продукт глубокой переработки с большой добавленной стоимостью, а могли бы продавать его сами. Мы уверены в том, что инвестиции в русский хлопок не только вернутся, но полученные средства значительно превзойдут первоначальные вложения.

— Что, по вашему мнению, может стимулировать не умозрительный, а конструктивный интерес к производству хлопка в государственных масштабах?

— Старт хлопковой промышленности России будет дан только тогда, когда будет конкретно сказано, что на нее нужно обратить внимание, когда хлопководство тоже будет учтено как отрасль российского АПК, когда на него тоже будут предусмотрены дотации. Так уж повелось, что у нас очень велика «роль личности в истории».
Фурсов Василий Викторович
— А рыночный спрос на ваш продукт есть?

— Да, и довольно большой. Уже сегодня у нас оптом скупают весь урожай, когда он еще не убран с поля. В первое время со сбытом очень помогли контакты, завязанные еще во время работы в Средней Азии.

Сегодня ткацкое производство заинтересовано в российском волокне. В СССР потребность составляла 700 тыс. тонн хлопкового волокна. Сейчас многие производства закрылись, ткани везут из-за границы, а тем, кто остался, нужно всего около 120 тыс. тонн. И они завозятся из Средней Азии по биржевой цене, с учетом расходов на транспортную логистику. Мы ближе и уже поэтому дешевле. Сейчас, учитывая тот факт, что нам нужны средства на дальнейшее развитие, мы продаем тонну волокна по биржевой цене минус 8–10% для российских производителей. Это очень выгодно. Биржевая цена за тонну хлопка составляет порядка $2,05 тыс., поэтому экономия получается серьезная. Качество урожая потребителя устраивает. Просят, чтобы производили больше. Но тут нужны инвестиции. Ждем человека в правительстве, который скажет: «Пора!».

— Как показывает практика, ждете не сложа руки…

— Конечно же, продолжаем работать. В прошлом сезоне делали замеры длины нити. Нашли интересный образец. У хлопка-скороспелки обычно длина волокна 32–34 мм. Мы нашли природную мутацию с длиной волокна 50 мм. Отобрали и будем сеять.

Работаем над производством цветного волокна. Дядя специализируется непосредственно по цветному хлопчатнику. Цвет —начиная от зеленых тонов и заканчивая бурыми. Ведем работу по размножению семян тонковолокнистого цветного хлопчатника. Это биржевой товар, который в два раза дороже, чем белое волокно. Его не надо красить, он обладает гипоаллергенными природными свойствами. А наш —еще и тонковолокнистый! Подобный растет только в Египте, а египетский хлопок считается эталонным.

Ведем работу по селекции, особо не надеясь на финансирование, создаем и патентуем новые сорта, потому что время промышленной фазы хлопка в России обязательно придет!

Мы не единственные в России занимаемся хлопком, есть еще хозяйства в южных регионах страны. Хотелось бы создать отраслевой союз хлопководов, принять долгосрочную программу, вместе решать проблемы и защищать свои интересы.

— Предположим, мечты и планы реализуются, а что дальше?

— Дальше? Площади у нас есть, можем насытить российский рынок на 100%, а там и об экспорте можно подумать.
Лариса Никитина

Возможно, один совет данной статьи
поможет сэкономить вам серьезные ресурсы.

Если у вас оформлена подписка для продолжения чтения введите ваш номер мобильного телефона.


8


Еще не подписчик?

СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!