ПОДПИСАТЬСЯ ВАША ИСТОРИЯ
Тренды в экспорте
Сергей Шкуркин:
«Увеличение экспорта — стимул для роста производства сельхозпродукции»

В 2016 году Россия впервые вошла в число мировых лидеров по экспорту пшеницы. Но ситуация обострила и проблемы, среди которых можно назвать слабую логистику и невысокое качество зерна.

Из материала вы узнаете:
  • Факторы успеха российского зерна на внешних рынках.
  • Мнение о ценовой политике: сбалансированная стратегия для всех участников процесса – сельхозпроизводителей и экспортеров.
  • Наиболее перспективные рынки для поставок зерна.
В 2016 году Россия впервые в новом качестве вошла в число лидеров по экспорту пшеницы. Главными факторами, повлиявшими на ситуацию, эксперты называли благоприятные погодные условия (хороший урожай) и девальвацию рубля. Это была серьезная заявка российского АПК на международном рынке. Однако ситуация обострила и проблемы: выигрывая в количестве, российское зерно в большинстве случаев проигрывало в качестве, а очень слабая логистика не могла в полной мере с выгодой для российских аграриев реализовать их экспортный потенциал. На уровне власти было принято решение укреплять позиции на внешнем рынке, в том числе и путем решения этих проблем. О том, как ситуация изменилась в последнее время, «Аграрной политике» рассказал Сергей Шкуркин, почетный работник агропромышленного комплекса России, кандидат юридических наук, генеральный директор ООО «ОЗК ЮГ».
Сергей Иванович Шкуркин, генеральный директор ООО «ОЗК ЮГ»
— Сергей Иванович, говоря об успехах наших зернопроизводителей на внешнем рынке, СМИ сообщают, что американские фермеры несут убытки в связи с ростом экспорта зерна из России. Действительно ли рост настолько значителен?

— Давайте прежде всего посмотрим на цифры. Согласно информации Федеральной таможенной службы (ФТС) объем российского экспорта пшеницы и меслина (смесь пшеницы и ржи) за 9 месяцев 2018 года составил 32,3 млн тонн, что на 54,3% выше значения данного показателя по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. В стоимостном выражении экспорт вырос на 62%, до 6,031 млрд долларов. Если брать в расчет «ОЗК ЮГ», то в 2017 году весь объем экспорта составлял 602 тыс. тонн, за 9 месяцев 2018 года — 984 тыс. тонн. По нашим прогнозам, годовой объем экспорта «ОЗК ЮГ» превысит 1,3 млн тонн.

Однако, я совсем не думаю, что следствием российского экспорта стали убытки фермеров, в том числе и в США. По данным аналитических материалов американского информационного агентства S&P Global Platts, на рынках нашего экспорта в течение 2018 года наблюдались видимые колебания экспортной цены, лишь к концу года ситуация стабилизировалась, и наметилась тенденция роста. При этом, рост российского экспорта явно не покрывает растущий спрос на мировых экспортных площадках. Соответственно, проводя грамотную экспортную политику, каждый субъект рынка может рассчитывать на желаемый рентабельный результат. Кроме того, экспорт основных зерновых культур (пшеница, ячмень, кукуруза) из США за последние 10 лет демонстрирует стабильную тенденцию к росту. Поэтому я думаю, что убытки американских фермеров, если они есть, связаны с действием каких-то внутриамериканских факторов, не имеющих никакого отношения к экспорту зерна из России. Возможно, что ситуация, сложившаяся на американском рынке, непосредственно связана с геополитическими направлениями деятельности США.
— В последние два года эксперты говорили о том, что основной фактор экспортных успехов на зерновом рынке — слабая национальная валюта. Сегодня по-прежнему речь идет прежде всего о ценовой конкуренции или мы можем говорить о росте качества?

— На данный вопрос нельзя ответить однозначно. В условиях обострения конкуренции на мировом рынке зерна, увеличения количества игроков-экспортеров сельхозпродукции необходимо задействовать все методы, которые будут способствовать благоприятному исходу конкурентной борьбы и занятию комфортной ниши.

Помимо использования приемлемых цен на экспортные поставки, мы также можем утверждать, что российские нормативы, запрещающие производить сельхозпродукцию с ГМО, позволяют российским компаниям-экспортерам непрерывно расширять географию поставок, в т. ч. осваивать и европейские рынки.

Кроме того, на протяжении последних пяти лет в России наблюдается улучшение основных качественных характеристик зерна. Так, уменьшен объем производимой продукции, поврежденной клопом черепашкой, который, в свою очередь, влияет на показатель ИДК (измеритель деформации клейковины) и разрушение клейковины и в целом на качество пшеницы. Также российские аграрии переориентировали сельхозпроизводство на пшеницу 4-го класса, которая соответствует показателям продовольственной пшеницы экспортного качества.

— Не станет ли дальнейший рост поставок причиной резкого снижения цены, что серьезно скажется на российских производителях, ориентированных на экспорт? Продовольственная сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) в конце ноября 2017 года отмечала, что, как показала практика, избыток пшеницы на зерновом рынке и растущая конкурентная борьба между производителями уже снизили цены на продовольствие до почти семилетнего минимума.

— Как показала практика, складывающаяся на российском рынке зерна, увеличение экспорта является существенным стимулом для роста производства сельхозпродукции, развития конкурентной среды, предпринимательской (фермерской) инициативы в этой сфере, а также расширения ассортимента производимой продукции с ориентацией на потребности потребителей. Подобные точки роста влияют, в свою очередь, как на севооборот, так и на качества зерна, о чем я упоминал ранее.

При этом добавлю, что каждый отдельный период в сельхозгоду (доуборочный период, так называемое «межсезонье», послеуборочный период) диктует нам новые правила формирования спроса и предложения. При том, что фермеры, защищая свои экономические интересы, формируют рыночную цену предложения, а покупатели, стремясь обеспечить высокую доходность своего бизнеса, формируют цену спроса. Необходимо выстраивать такую стратегию цен, чтобы она была максимально сбалансированной для всех участников этого процесса.

Приведу пример. В настоящее время наблюдается ситуация уменьшения запасов зерна и применения сельхозтоваропроизводителями тактики сдерживания объема продажи зерновой продукции при растущих потребностях в закупке зерна для экспорта. Спрос выше предложения, следовательно, наблюдаем уверенный рост цен на внутреннем рынке. Так, по данным Росстата, зерно и зернобобовые культуры, реализуемые сельхозорганизациями, в среднем подорожали на 9% в октябре 2018 года. Пшеница — на 7% по сравнению с сентябрем, кукуруза — на 11%, ячмень — на 8%, рапс — на 4%. Поэтому об уменьшении цены закупки на внутреннем рынке говорить не приходится.

— Насколько велики шансы России укрепить позиции в качестве крупнейшего экспортера зерна? Что для этого необходимо? Будем ли мы пытаться и дальше наращивать экспортные поставки или в данный момент это уже не нужно, а стоит укреплять достигнутые позиции и работать над качеством (проникать в более высокие сегменты, выше 4-го класса зерна)?

— Как было отмечено премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым на совещании о развитии АПК 9 ноября 2018 года, «Россия — одна из ведущих стран-экспортеров зерна на мировом рынке. Мы продолжаем наращивать поставки, в том числе имея в виду возможности, которые сейчас существуют, по экспорту зерновых и некоторых других культур».

В свою очередь добавлю, что дефицита зерна для экспорта мы пока не наблюдаем. За счет вовлечения сырья из внутренних регионов, прежде всего из Сибири, мы в состоянии поддерживать стабильные объемы экспорта и рассчитываем, что наш экспортный потенциал будет возрастать. Серьезной проблемой является, конечно, портовая инфраструктура. Погрузка судов большого водоизмещения возможна только в границах акватории северо-восточного побережья Черного моря. Это накладывает и физические ограничения на объемы экспорта, и ограничения с точки зрения качества зерна, поскольку сложились определенные качественные стандарты экспортных поставок, отступить от которых в этих условиях очень непросто. Что касается повышения качества зерна, отправляемого на экспорт, то мы реагируем на потребности рынка.
— В продолжение затронутой темы логистики, насколько сегодня транспортные мощности готовы к дальнейшему росту? Какие проблемы могут возникнуть? Как их можно предотвратить или минимизировать?

— Да, в настоящее время отмечается несоответствие существующей логистической системы растущим потребностям в перевозках отечественного зерна. Сложившаяся ситуация связана с низкой интенсивностью обработки зерновых грузов на элеваторах из-за устаревшего технического оборудования. Кроме того, недостаточная суммарная мощность зерновых элеваторов в районах производства и переработки зерна и непосредственная близость к транспортным узлам приводят к увеличению времени и затрат на доставку к пунктам перевалки.

В сезонные пиковые периоды единовременного предъявления зерна к перевозке со стороны грузоотправителей транспортные логистические сети работают на пределе своих возможностей, наблюдается крайняя нехватка вагонов-зерновозов, маневровых локомотивов на станциях для обеспечения бесперебойной перевалки зерновых грузов. Использование автомобильного транспорта в большинстве случаев при расстояниях более 600 км экономически неэффективно. Из-за дефицита портовых мощностей, требующих модернизации, также растут цены за перевалку, снижается конкурентоспособность и спрос на экспортируемый товар.

Учитывая вышеизложенное, предотвратить или минимизировать данные проблемы возможно путем проведения модернизации элеваторов, осуществляющих как переработку, так и перевалку зерновых культур. Также необходимо повышать объемы суммарных мощностей элеваторов, что повлечет за собой потребность в увеличении объемов выгрузки в вагоны и, соответственно, будет способствовать повышению темпов оборачиваемости подвижного состава.
Лариса Никитина

Для продолжения чтения войдите в центр опыта и инноваций


+7


Для регистрации и получения доступа к материалам обратитесь в клиентский отдел по телефонам:
8-905-858-88-19, 8-905-858-87-34 или по e-mail: agrotmn2016@mail.ru.
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!