Виктория Виолина: «Ответственность — это образ жизни»

Для продолжения чтения войдите в систему


Для регистрации в системе обратитесь в клиентский отдел по телефонам:
8-905-858-88-19; 8-905-858-87-34, e-mail: agrotmn2016@mail.ru

Оформить подписку на журнал

Название Группы компании ВИК сегодня знакомо едва ли не каждому ветеринарному специалисту и является синонимом знака качества. В начале 90-х, на рубеже распада Советского Союза и создания нового государства, группа инициативных ученых под руководством Александра Каспарьянца и Виктории Виолиной решила реализовать смелую идею сначала продвижения импортных, а потом и производства собственных ветпрепаратов. В то время они и не предполагали, что через 25 с лишним лет ВИК займет одну из лидирующих позиций на рынке, а российские препараты будут продаваться в странах Европы. Как результат — импортозамещение в сфере ветпрепаратов состоялось задолго до того, как это слово вошло в наш привычный лексикон. Виктория Виолина рассказала нашему изданию, как формировался рынок ветпрератов в России и какие его правила задала Группа компаний ВИК, а также о том, какие разработки сейчас наиболее актуальны для современных фармакологических производств.


— Виктория Яковлевна, все крупные компании, занимающие значительную долю рынка (а ГК ВИК сегодня по праву является одним из лидеров в сфере производства ветпрепаратов), с чего-то начинали — небольшой лаборатории, маленького цеха и т. д. Очень интересно узнать, каким был путь к успеху у Группы компании ВИК.

— Мы начинали достаточно необычно для того времени. Сейчас о продвижении товаров никому и говорить не надо — это всем известно. А в начале 90-х об этом никто ничего не знал. Да и самих товаров не было, полки были пустые, во всем был дефицит. Даже мысль о том, что товар нужно продвигать была спорной в то время. Когда крупные мировые фармкомпании начали открывать представительства в СССР, они столкнулись со сложностями в продвижении своей продукции. Тогда мы с Александром Каспарьянцом сформировали группу единомышленников, которая понимала, что новые передовые ветеринарные препараты требуют продвижения. Как и любой товар, суть и преимущества которого нужно разъяснить потребителю. А потребитель, к тому же, особенный — ветеринарный специалист, переубедить которого сложно, нелегко доказать ему, что некие дорогие лекарственные средства в результате дадут существенное преимущество и, самое главное, — прибыль. Это неверие было основано еще и на том, что в начале 90-х кормовая база в сельском хозяйстве была очень слабая. И постоянно стоял острый вопрос, который нужно было решать каждый день: кормить или лечить? Только те, кто были уверены в завтрашнем дне, могли решиться вложить средства в то, чтобы сегодня вылечить животное и профилактировать болезни, которые пока еще не видны. Ведь как вы можете вкладываться в будущее, если вы не знаете, чем накормите ваших животных завтра?



_______

Справка

Группа компаний ВИК создана в 1990 году. Название расшифровывается как «Ветеринария и коммерция», а также содержит аббревиатуру из фамилий основателей — Виолина и Каспарьянц. ВИК располагает двумя производственными комплексами, выпускающими ветеринарные препараты — в Витебске (Республика Беларусь) и Белгороде. Ассортиментная линейка включает в себя более 250 препаратов. Количество патентов: 10. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2015 году выручка группы составила около 5 млрд руб., в то время как у ближайших российских конкурентов — АВЗ (ООО «НВЦ «Агроветзащита С. — П.») — около 1,5 млрд руб., ООО «Хелвет» — около 180 млн руб. В 2016 году ГК ВИК увеличила выручку до 8,5 млрд руб. Кроме того, в 2014 г. группа компаний ВИК начала производство парфюмерно-косметической продукции для людей под брендом «Лаборатория СЕЛФИ»




— Наверное, сказывался еще и тот факт, что в советское время ассортимент ветпрепаратов регулировался «сверху» и импортные препараты ввозились под контролем государства?

— Здесь стоит сказать, что высокоэффективные ветпрепараты в советское время продавались не по полной цене, а с дотацией от государства — так называемым «руб-левым покрытием». В новой России право заниматься внешнеэкономической деятельностью получили все предприятия, а в СССР его имели только несколько организаций. Для ветеринарии это — «Союззооветснабпром» и Медэкспорт. Кредит от государства составлял 20% от стоимости товара. Эти препараты вопреки всякой логике стоили совсем недорого и ценились специалистами как «ветеринарная валюта». В основном это были товары из стран варшавского договора, но были и передовые высокоэффективные препараты из капиталистических стран.

И вот, в таких непростых условиях мы приняли решение заниматься ветеринарными препаратами. С самого начала, как бы это ни казалось недостижимым, мы решили, что наша цель — производство передовых ветеринарных препаратов. Многим было смешно это слышать — как это возможно здесь, сейчас, в постсоветское время? Ведь для того, чтобы организовать производство, провести все исследования, зарегистрировать препарат нужны были огромные деньги. А у нас их не было. Но было нечто большее. Это профессиональные связи и определенный авторитет, и в данном случае это было очень важно. Нам поверили, что мы можем организовать профессиональную группу для продвижения новых лекарственных средств. Мы заключили контракты с компанией ЦИАНАМИД

Производственная  площадка ГК ВИК  в Белгороде

(США), БИОХЕМ И САНДОЗ (Швейцария). От компании SANDOZ мы представляли препараты АВОТАН, ЦИГРО, ТИАМУТИН инъекционный раствор. Это были действительно высокоэффективные препараты, но теперь для хозяйств цена на них была настоящая, без «рублевого покрытия». Поразительно, но нам удалось серьезно продвинуть эти компании на российском рынке. Тогда наша задача заключалась в том, чтобы в первую очередь рассказать об этих препаратах. Мы провели огромное количество полевых опытов, убедили всех в том, что эти препараты быстро и эффективно действуют и, кроме того, в результате помогают снизить затраты хозяйства.

— Начав с продвижения препаратов сторонних компаний, как вы пришли к собственному производству?

— Компания ВИК возникла не как финансовый инвестиционный проект. Фактическим уставным капиталом ВИК был высокий интеллектуальный потенциал команды специалистов компании. Этот «капитал» и позволил ВИК заработать и вложить деньги в разработку собственных ветеринарных препаратов, как сегодня говорят, импортозамещающего спектра. В конце 1993 года ВИК зарегистрировал свой первый препарат — гентамицин 4 и 5%. В 1994 году в Казахстане прошел тендер на получение кредита Всемирного банка под гарантии казахского правительства. Мы подали документы на позиции гентамицина. Тогда мы абсолютно ничего не знали о том, как участвовать в международных тендерах. За короткий промежуток времени мы все, можно сказать, окончили университет по бизнесу! Участие в таком проекте обернулось для нас не только знаниями, но и определенным преимуществом. Потому что компании, которые в этом прекрасно разбирались, у которых было производство, отнеслись к тендеру несколько снисходительно. А мы как новички подошли максимально ответственно: мы сделали все документы точно так, как было написано в условиях тендера. Это стало принципиальным уроком. Мы поняли, насколько важны формальности в настоящем бизнесе. «ФОРМАЛЬНОСТИ» — это не мелочи, а путь к победе. Мы на всю жизнь уяснили, как важно неукоснительно следовать всем правилам, нравится это или нет.

Итак, никому неизвестная компания ВИК после оглашения результатов тендера получила статус нового участника фармрынка, которого не стоит недооценивать. В то время гентамицин производило множество компаний, среди них были фирмы с мировым именем — например, KRKA. Все они представили свой продукт на этот тендер. Их специалисты были потрясены, когда услышали, что тендер выиграл какой-то ВИК! Для нас, конечно, все было в этом тендере в новинку — произвести огромное количество препарата, правильно оформить все документы. У ВИК не было опыта вообще, каждый шаг был новым. Мы осознали, что у каждого процесса есть своя логика, что это не просто набор каких-то правил. Победа в казахском тендере принесла огромные для того времени деньги — $159 750. Мы сразу вложились в несколько исследований, и в 1995 году закончили их на целый ряд препаратов, один из которых на основе энвофлоксацина — ЭНРОФЛОН.

Губернатор  Белгородской области  Евгений Савченко  посетил  производственную площадку  ГК ВИК— Виктория Яковлевна, получается, что Группа компаний ВИК была первыми на рынке. Как в дальнейшем сформировалась конкурентная среда?

— Естественно, что достаточно скоро после того, как наше производство приобрело определенную значимость, другие компании поняли, что нужно заниматься не только торговлей. Да, они пришли позже нас. Мы можем без ложной скромности сказать, что ВИК в значительной степени сформировал рынок ветеринарных препаратов в России, подходы к продажам, необходимость продвижения, сопровождения. Сейчас это само собой разумеющееся, а тогда этого не было не только на деле, но и в сознании.

Конечно, нельзя сказать, что фармакологических производств тогда не было вообще. Выпускались стандартные медикаменты — такие как зеленка, йод, марля. Но технологии производства простых лекарственных форм нас не интересовали. Мы сразу поставили перед собой задачу импортозамещения. Как давно это слово громко прозвучало в России? А для ВИК идея импортозамещения являлась ключевой целью создания компании! Сегодня мы ее достигли. Более того, мы не просто обеспечиваем Россию передовыми ветеринарными препаратами, но и экспортируем их в Европу и другие страны. А это очень и очень непросто, так как «оборона» зарубежных рынков весьма эффективна, в этом смысле России есть чему учиться у западных коллег. Тем не менее мы усвоили с самого начала, что необходимо строго следовать «дорожной карте», которая прописана в законе. Мы не отклоняемся от этого принципа ни на шаг, и пока нас это никогда не подводило.

— То есть сейчас можно сказать, что программа импортозамещения в сфере ветеринарных препаратов выполнена?

— Формируя рынок и провоцируя другие компании к производству, освоению новых технологий, мы пришли к тому, что в ветеринарии импортозамещение стало определённой идеей. Те, кто еще вчера выпускали несложные лекарственный формы, освоили передовые технологии и прекрасно производят их сегодня. Когда в 2014 году на волне санкций и эмбарго слово «импортозамещение» громко прозвучало с экранов телевизоров, выяснилось, что российские производители ветпрепаратов вполне достойно производят огромный ассортимент лекарственных форм аналогичных западным. Это импортозамещение реализовалось без вливаний со стороны государства, и сегодня российская ветеринарная фармацевтика ВИК располагает двумя собственными заводами — в Витебске и Белгороде, которые мы построили с нуля за свой счет. В этом смысле ВИК — уникальная компания, которая выросла без привлечения сторонних (в том числе государственных) инвестиций.

— Какие болезни в животноводстве сейчас являются наиболее опасными?

— Специфика животноводства в России заключается в размере предприятий. У нас настолько огромные комплексы, что малейшее отклонение может привести к катастрофе. Поэтому мониторинг здоровья животных на предприятиях поставлен во главу угла.

Что касается опасных болезней, то сегодня они все на слуху. Например, вспышки африканской чумы свиней, к сожалению, периодически появляются в некоторых регионах. Сложно сказать, с чем это связано — большой численностью ЛПХ вблизи крупных комплексов, отчасти со снижением ветеринарного контроля. В СССР эта работа была поставлена блестяще, ей придавалось огромное значение. Крупные хозяйства могут позволить все профилактические мероприятия, соблюдение правил, чего нельзя сказать о личных подсобных хозяйствах. Однозначно ЛПХ должны подчиняться общим законам, это позволит беречь благополучие.

Виктория Виолина,  Александр  Каспарьянц  и директор  НПФ «ВИК»  Петр Подгорнов на торжественном открытии завода  в Белгороде— Второй завод вы построили в Белгородской области, я так понимаю, неслучайно — сегодня регион находится в числе лидеров по развитию АПК в России, обеспечивает мясом практически всю страну. Может быть, были еще какие-то предпосылки?

— Конечно, это неслучайно. Большую роль играет оказываемая бизнесу поддержка губернатора Белгородской области — Евгения Степановича Савченко. Здесь власть понимает, что такое хороший налогоплательщик. Я считаю неправильным то, что в России не делается акцент на том, сколько предприятие платит налогов. По личному опыту знаю, есть разница в подходе к субъекту бизнеса в странах-участницах Союзного государства. В Беларуси, к примеру, если мы обращаемся в органы власти, то указываем, объем налоговой нагрузки своего предприятия. Тогда чиновник сразу понимает, с какой компанией он имеет дело. В России пока еще нет этой культуры — показывать, какую долю вносит предприятие в бюджет государства. Как можно уравнять нас и, например, предприятие, где зарплату платят «в конвертах»? Сотрудники ВИК не знают, что такое серая/черная зарплата. Но оценивают это по достоинству пока только они, а не государство. Должен быть определенный курс на то, чтобы рассматривать каждого предпринимателя с позиции налогоплательщика. Будет правильным для государства продвигать это как серьезное преимущество и высокую оценку.

— В последнее время стали много говорить о фальсификации продукции в различных сферах. Что касается ветпрепаратов, рискуют ли животноводы сегодня «нарваться» на подделку?

— Фальсификация возможна там, где ослаблен контроль. На крупные холдинги вряд ли может попасть некачественный препарат, потому что они имеют дело с проверенным поставщиком — крупным производителем. А вот тот, кто пытается найти подешевле, всегда рискует. Это может быть и нормальный препарат, а может, и нет — гарантий никаких.

Зачастую у клиентов возникает вопрос — откуда берется такая высокая цена у ветпрепаратов? Но кто проведет исследование, разработку, докажет безопасность и эффективность? Это стоит безумных денег! Чем больше средств вкладывается в исследование, тем больше будет заложено вариаций, но успешной станет только одна, а может быть, вообще никакая. Фармацевтические компании несут огромные затраты и риски.

— Совершенно новые препараты появляются нечасто, потому что за последнее время практически не было создано новых молекул, но можем ли мы сейчас вылечить всё? Скажите, остаются ли какие-то незакрытые, уязвимые ниши?

— Совсем незакрытых ниш нет, но другой вопрос в том, что со временем некоторые активные субстанции попадают под запрет. Например, метронидазол, который продолжает использоваться в гуманной фармацевтике, но запрещен для лечения животных. Это серьезный удар по сельскому хозяйству, потому что пока у нас нет настолько же эффективного средства. Кроме того, в обществе постоянно ведутся дискуссии об антибиотикорезистентности. Это ключевая проблема уровня ООН. Надо очень внимательно контролировать содержание значимых остатков антибиотиков в продуктах питания. И, конечно, нужны препараты с коротким периодом выведения по молоку и мясу.

ГК ВИК —  постоянный  участник  аграрных  выставок  и форумов— Скажите, над чем сейчас трудится коллектив ученых ГК ВИК? Какая работа для вас сейчас в приоритете?

— Сегодня ВИК занимается разработкой и созданием промышленного синтеза химико-фармацевтических субстанций. Под эту работу у нас отведены определенные площади на заводе в Белгороде. Дело в том, что появились новые эффективные молекулы, благодаря которым действующее вещество в препарате содержится в небольшом количестве, и тогда для наработки активной субстанции не требуются огромные объемы. То есть все производство — как большая лаборатория. Это и есть настоящие передовые лекарства, и вся мировая фармацевтика идет по этому пути. Сейчас наша отрасль зависима от Китая, в котором сосредоточены мощности по наработке фармацевтических субстанций. Китайское не значит плохое, многие заводы в КНР работают по стандарту GMP. Но любая зависимость — это плохо. Что, если завтра китайское правительство установит правила для экспорта фармацевтики? Мы вынуждены будем подчиниться, и наши лекарства станут дороже. Пока мы не можем заместить полностью то, что уже разработано и покупается в этой «фармацевтической кузнице». Это общая тенденция, так как любая покупка, особенно если это нечто эксклюзивное, держит ваш бизнес за горло.

— За 27 лет на рынке ГК ВИК проделал огромную работу и, согласно исследованиям Российской Ветеринарной Ассоциации по итогам 2016 года, является российской компанией номер 1 по объему выручки на рынке ветпрепаратов. Большой ли у вас отрыв от конкурентов, не «дышат в спину»?

— По уровню организации профессионального производства, логистики, технического обеспечения сегодня ВИК является лидером рынка. Это утверждение справедливо и для объемов и технологий в производстве, и в дистрибуции, и в цифрах общего оборота компании.

— Виктория Яковлевна, казалось бы, вы — одни из лидеров рынка, есть еще куда расти? Может быть, уже можно успокоиться и, как говорится, «почивать на лаврах»?

— Первая презентация о Группе компаний ВИК имела эпиграф, взятый из известного произведения Льюиса Керролла: «Чтобы стоять на месте, надо очень быстро бежать. А чтобы оказаться в другом месте, надо бежать вдвое быстрее». Понимаете? Мы работаем и растем постоянно и непрерывно. Поскольку производственные мощности не заняты на 100%, мы провели диверсификацию и стали производить средства ухода за животными и линейку лекарственных средств для МДЖ (бренд DOCTOR VIC). Также ВИК начал выпускать гуманную косметику (бренд «Лаборатория СЕЛФИ»). Мы считаем, что такие средства тоже должны производить предприятия, у которых в основе уже лежит фармацевтическая дисциплина в производстве. Косметика непосредственно контактирует с кожным покровом. Кожа — это не абсолютный барьер. Относиться к условиям разработки косметических средств безответственно. За каждый продукт из гуманной линейки мы отвечаем так же, как за каждое лекарство. ВИК просто не может по-другому относиться к своей работе. Ответственность для ВИК — это образ жизни. Уже давно логотип «ВИК» стал восприниматься как синоним знака качества. Если ветеринар видит его на коробке с препаратом, он понимает, что к качеству вопросов не будет. За этим кроется колоссальный труд, просто целая жизнь. Все эти 27 лет мы работали ежедневно и не позволяли себе расслабляться. Только так можно удержать звание лучшего. И, несомненно, дальше мы намерены не только продолжать эту практику, а совершенствоваться, расти, двигаться вперед.

Людмила Усольцева

Статьи рубрики
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!