Вячеслав Пронин: «Утверждена первая стратегия развития сельхозмашиностроения»

Правительство России утвердило стратегию развития сельскохозяйственного машиностроения на период до 2030 года. Документ разработан на основе прогнозов социально-экономического и научно-технологического развития нашей страны и учитывает сегодняшнее состояние отрасли. Помощник президента ассоциации «Росспецмаш» (ранее «Росагромаш») Вячеслав Пронин считает, что заложенные в документе показатели вполне достижимы. Эксперт рассказал журналу «Аграрные Известия» о том, насколько согласно плану увеличится производство машин по сравнению с текущей ситуацией и как будет расти конкурентоспособность отечественной техники на мировом рынке.

— Вячеслав Вадимович, в последние три года мы часто слышим об успехах отечественного сельхозмашиностроения. Насколько они значимы, какие факторы послужили стимулом для активного развития отрасли?

— Действительно, за последние три года отрасль добилась очень серьезных успехов. К 2016 году, по сравнению с 2014 годом, в 2,2 раза увеличилось производство сельхозтехники, экспорт вырос на 70%. Мы видим, что в 2017 году эти тенденции продолжаются, по результатам первого полугодия экспорт вырос на 43% (в долларах). Таких темпов роста и развития в других машиностроительных секторах не наблюдается. За полгода примерно на 35% выросло и производство.

При этом мы видим некое сокращение отгрузок на внутренний рынок по отдельным видам техники. Это связано, скорее всего, с высокой базой: очень много техники было приобретено сельхозпроизводителями за предыдущие годы. Еще один фактор, повлиявший на снижение продаж на внутреннем рынке, — прекращение действия госпрограммы поддержки и стимулирования спроса на сельхозтехнику.

Программа №1432, предусматривающая скидки для аграриев на приобретение машин, произведенных в России, действовала на протяжении четырех лет, поддерживая сразу две отрасли: сельское хозяйство в плане обновления парка сельхозтехники и сельхозмашиностроение в аспекте повышения продаж. Ее приостановка связана с тем, что по состоянию на 23 июня текущего года объем заключенных договоров уже превышает предусмотренные в бюджете Минсельхоза России на 2017 год 13,7 млрд рублей. Стоит отметить, что программа может быть продолжена в текущем году в случае принятия решения о ее дополнительном финансировании.

_________________

СПРАВКА

Стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года — программный документ, характеризующий состояние отрасли и определяющий основные принципы государственной политики в области сельхозмашиностроения на средне- и долгосрочную перспективы.

В область определения стратегии входят:

- тракторы сельскохозяйственные;

- самоходные сельскохозяйственные машины (комбайны зерноуборочные, самоходные комбайны кормоуборочные, самоходные комбайны для уборки корнеклубнеплодов, самоходные опрыскиватели для защиты растений);

- прицепные и навесные сельскохозяйственные машины (плуги, бороны, культиваторы, сеялки, разбрасыватели органических и минеральных удобрений, прицепные комбайны кормоуборочные, прицепные комбайны для уборки корнеклубнеплодов, прицепные опрыскиватели для защиты растений, косилки, пресс-подборщики, грабли)

_________________

— Программа направлена на стимулирование приобретения продукции российских сельхозмашиностроителей. Не значит ли это, что без господдержки техника российского производства будет неконкурентоспособной, так как по качеству и функционалу уступает зарубежным аналогам?

— Исторически наша техника создается под российские агроклиматические условия, ее качество неизменно растет. Важны и традиции эксплуатации техники, и специфика работы механизаторов, и, наверное, самое важное — цена и ремонтопригодность. Все-таки и дилерские сервисные центры отечественных производителей более развиты, и логистика налажена. А во время посевной или уборочной — время — самый ценный ресурс.

Это достаточно серьезный набор конкурентных преимуществ, которые позволяют нам стабильно наращивать и усиливать свои позиции на внутреннем рынке. В 2016 году объем продаж сельхозтехники российского производства превысил 50%.

Да и превосходство зарубежной сельхозтехники по качеству сегодня по целому ряду позиций скорее устойчивый стереотип, чем реальность. По результатам анкетирования Минпромторга уже в 2015 году затраты отечественных производителей сельхозтехники на НИОКР выросли в 10 раз.

__________________

Основные показатели рынка и производства сельскохозяйственной техники в РФ в 2014–2016 гг.

Показатель

2014 год

2015 год

2016 год

Изменение

в 2014–2016 гг., %

Производство сельхозтехники в России, млрд руб.

40,5

55,7

88,6

в 2,2 раза

Экспорт российской сельхозтехники,

млрд руб.

4,0

5,9

6,8

+70%

Налоговые отчисления в бюджеты всех уровней

(вкл. производителей частей и компонентов), млрд руб.

22,4

31,4

47,0

в 2,1 раза

Численность рабочих мест в отрасли,

тыс. чел.

27,1

28,1

31,6

+17%

Доля российской сельхозтехники

на рынке РФ, %

28

40

54

в 1,9 раза

Средняя ежемесячная зарплата, тыс. руб.

21,3

23,9

27,3

28%

Выпуск в серийное производство

новых моделей сельхозтехники, шт.

38

51

75

+97%

__________________


Основные показатели рынка и производства сельскохозяйственной техники в РФ в январе-июне 2016-2017 гг.

Показатель

Январь-июнь 2016 г.

Январь-июнь 2017 г.

Изм. за январь-июнь 2016-2017 гг., %

Производство сельхозтехники в России, млрд руб.

44,3

59,8

+35%

Экспорт российской сельхозтехники, млрд руб.

2,8

4,1

+47%

__________________


— С чем связан такой рост инвестиций производителей в инновационные разработки?

— С целым рядом взаимосвязанных факторов. Наши компании почувствовали себя увереннее, выросли их доходы на внутреннем рынке, у них появилась финансовая стабильность. И они, разумеется, как любые бизнесмены, начали вкладывать средства в развитие бизнеса. А развитие бизнеса в сфере сельхозмашиностроения — это в первую очередь предложение инновационного продукта. Более современного, более точного, более экономичного. Свою роль сыграла и поддержка государства, та же Программа №1432. Кроме того, Минпромторг оказывает поддержку инновационным проектам в виде субсидий от 30% до 50–70% затрат на НИОКР. С 2014 года вложения в разработки с участием государства увеличились почти в семь раз. Это тоже важный момент.

Девальвация рубля способствовала росту экспорта наших машин. Были завоеваны определенные позиции на внешних рынках. Теперь их надо удержать. Наши компании сталкиваются с жесткой конкуренцией именно в части инноваций и понимают, что ценовое преимущество — это далеко не все. Поэтому, пока появилась такая возможность, появились средства, надо развиваться, необходимо совершенствовать машины.

Таким образом, макроэкономические факторы, политика государства и рациональность руководителей предприятий приводят к тому, что инвестиции в НИОКР растут.

— Насколько велика сегодня импортозависимость отечественного сельхозмашиностроения? Можно ли найти в России альтернативы импортным комплектующим по цене и качеству?

— Мне неизвестны какие-либо компоненты или материалы, для которых невозможно было бы создать российский аналог. Если говорить о существующей ситуации, то опрос, который проводился при разработке стратегии Минпромторгом России, показал, что в среднем по отрасли использование зарубежных компонентов не превышает 35%.

— Стоит ли в таком случае вообще вкладывать средства в импортозамещение в этой сфере, «изобретать велосипед», если за границей уже давно что-то делают лучше нас и мы можем это просто покупать?

— Импортозамещение в сфере сельхозмашиностроения необходимо. Санкции, которые против нас ввели в свое время, явственно показали, что зависимость нашего производства в технологическом плане очень пагубно сказывается на экономике. В целом я считаю, что продовольственная безопасность не менее важна, чем обороноспособность. И, насколько мне известно, в ВПК машины, которые поставляются в армию, должны быть на 100% произведены с использованием российских материалов и компонентов. То же самое должно быть и в сельхозмашиностроении. С одной стороны, чтобы наши крестьяне имели выбор — покупать импортную или отечественную технику, а с другой — чтобы отечественная техника была отечественной на 100%. Чтобы страна при любой политической конъюнктуре могла всецело опираться на отечественное сельхозмашиностроение.

И задача гораздо серьезнее: вы говорили о компонентах, но не менее важно, чтобы и станки, на которых производится сельхозтехника, были российского производства. Мне кажется, что понимание этой необходимости уже созрело в умах чиновников. Надеюсь, мы сможем вернуться к полной обеспеченности всеми видами технологического оборудования, и компонентов, и станков.

В стратегии развития сельхозмашиностроения прописано, что необходимо выйти на уровень использования импортных компонентов не выше 10% к 2030 году. Но уже к концу первого этапа стратегии этот уровень не должен превышать 20%. Это говорит о том, что все основные узлы и агрегаты сельхозтехники будут иметь отечественные аналоги. И три года — вполне достаточный срок, чтобы выйти на такой уровень.

— А если говорить о Стратегии в целом, насколько она реалистична? Целевые показатели достаточно конкретны, а участников много, их деятельность должна быть скоординированной, кроме того, макроэкономическая ситуация достаточно нестабильна. Не случится ли так, что хотели, как лучше, а обстоятельства оказались сильнее?

— Хочу уточнить, что Стратегия — не сиюминутная попытка решить какие-то текущие проблемы. Она призвана фиксировать некие векторы госполитики в отношении отрасли, давать сигналы для инвесторов, что они могут продолжать инвестировать в развитие производства, развивать модельные линейки, что в этом отношении государство с ними на одной стороне.

Само ее утверждение — очень значимый факт. Это не ведомственный документ, а первая отраслевая машиностроительная стратегия, которая утверждена на таком серьезном уровне. Ее можно рассматривать, как поручение правительства всем органам исполнительной власти. А когда поручение дается на таком высоком уровне, с координацией должно быть все в порядке. Чем больше весомости документа, тем более высокий процент исполняемости.

По поводу зависимости от обстоятельств. При прогнозировании величины спроса учитываются все факторы, в том числе и макроэкономические показатели. А доля отечественной техники — это уже непосредственное задание органу исполнительной власти. То есть он должен создать такие условия, чтобы в рамках прогнозного спроса доля отечественной техники достигла указанных величин. На самом деле — это прямое отражение доктрины продовольственной безопасности, утвержденной президентом, где написано, что цель доктрины — снижение зависимости отечественного АПК от импорта техники и технологий.

Если макроэкономические факторы складываются не в пользу того, чтобы достичь нужных показателей, то органы исполнительной власти должны предусмотреть какие-то дополнительные мероприятия, чтобы этих показателей достичь. В этом и сила стратегии: она не фиксирует, что надо делать так-то, и тогда будет такой-то результат. Она устанавливает планку (к примеру, не ниже 80% отечественной техники на внутреннем рынке), а для этого можете делать все, что хотите, но обеспечьте. В любых условиях мы должны обеспечивать достижение этих показателей.

Сейчас многие взоры обращены к нашей отрасли, и она должна оправдать надежды и продолжать показывать двузначные темпы роста, обеспечивая качественной техникой наших сельхозпроизводителей.

Лариса Никитина

Статьи рубрики
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!